О Greenpeace

“Зеленая” братва идет на дело. Бандиты нервно курят в сторонке

kungurov
11 октября, 2011

http://kungurov.livejournal.com/40149.html

Многие искренне недоумевают, почему я не уважаю “экологов” и прочих “зеленых” борцов. Они, же дескать, люди с чистой кармой, радеют за птичек и зеленую травку, не дают злодеям рубить леса и гадить в водоемы. Леса и водоемы я очень люблю и утилитарно использую – в водоемах ловлю рыбу, в лесах собираю грибы и прочие дикоросы, бывая в указанных местах очень часто. Но вот представьте себе, я ни разу в жизни не видел там ни одного “зеленого”.


На космическом снимке озеро Гилёво в черте г. Тюмени. Как видим, через восточную часть водоема по насыпанной дамбе проложена дорога, а под ней находится бетонная труба, по которой из озера вытекает ручей. Если бы сегодня спросили мнение “зеленых” насчет этого строительного проекта, они, разумеется, на говно бы изошли по поводу столь безжалостного надругательства над хрупкой экосистемой поймы реки Туры. Но к счастью, дорога была построена в далекие советские годы, когда само слово “экология” было широким массам неведомо. К счастью – потому что благодаря дамбе уровень озера поднялся метра на полтора, и оно с тех пор является именно озером, а не мелководным затянутым тиной болотом. Гилево является старицей реки Туры и в половодье в него заходит на нерест и нагул много речной рыбы. Зимой же она раньше массово дохла от замора, поскольку водоем промерзал почти до дна. Однако проектировщик так рассчитал уровень сточной трубы в дамбе, что многочисленные родники, бьющие из под обрывистого, поросшего лесом берега, находятся на 10-30 см выше уреза воды, выходы источников на поверхность теперь расположены в 1-3 м от берега. Благодаря этому зимой возле впадения в озеро множества ручейков теплой воды образуются закраины, куда рыба в глухозимье приходит “отдышаться”, так как вода из этих источников насыщенна кислородом. В озеро даже запустили ценную в промысловом отношении пелядь. Так что хозяйственная деятельность, если вести ее с умом, может приносить окружающей среде большую пользу.
Однако вскоре пелядь передохла во время зимнего замора, потому что какие-то мудаки из деревни Гилево завалили трубу под дамбой, озеро стало бессточным, его уровень поднялся на полметра и прибрежные родники оказались затоплены. Из-за этого поступление кислорода под лед прекратилось (грунтовые воды насыщаются кислородом только после выхода на земную поверхность), не образовывались и закраины, спасительные для задыхающейся подо льдом рыбы. Завал разобрали, но зарыблять озеро снова не стали и с тех пор там обитает рыба самая заурядная – щука, окунь, чебак, карась да линь, не считая вездесущей верховки. В 1994 г. дамбу вновь завалили мудаки из Гилево, которым, видите ли, не нравится, что в половодье в мае-июне их огороды подтапливает разлившаяся река Тура. В этот раз вандалы постарались на славу – закидали выход из озера стальной арматурой и капроновыми мешками, завалили цементом, а сверху сыпанули еще пару машин строительного мусора, состоящего преимущественно из обломков бетонных свай. И все это ради того, чтоб деревенские могли засадить картошкой лишние пару соток плодородной луговой почвы. Но я расковырял дырку в завале и испортил деревенским мудакам праздник, потому что успел сделать это еще до окончания половодья – картошку у них изрядно притопило. Потом я целое лето ходил на дамбу, словно на работу, долбил ломом бетон и выкорчевывал арматуру. К середине августа пролом был проделан и вода опустилась до своей обычной отметки. С тех пор я каждый год инспектирую дамбу, сток функционирует исправно, рыбка и ондатры в озере плещутся во множестве.
Рассказываю я об этом не для того, чтоб напроситься на похвалу, а лишь затем, чтобы показать, чем на самом деле должны заниматься “экологи” вместо паясничанья на площадях с плакатиками. В 2004 г. тюменские “зеленые” шумно протестовали против нашего тогдашнего губернатора, ныне московского мэра Собянина. В областном центре массово вырубали тополя. Только недавно я узнал истинную причину этих порубок – оказывается, у старшей дочери губернатора была аллергия на тополиный пух, вот Собянин и приказал зачистить город от “неправильной” породы. При ликвидации очередной тополиной рощи под вырубку попали две каких-то редких дальневосточных рябины, занесенные в Красную книгу. Вот за них-то экологи стали стеной – приставали к прохожим с просьбой подписать ругательное письмо против губернатора, где того обзывали дровосеком (не путать с гомосеком), собирались толпой и скандировали всякие гнусные лозунги, пререкались с ментами, короче творили всевозможные непотребства. Меня они тоже зазывали в свои ряды для групповых занятий экологическим экстремизмом, но я отказался. На мои предложения озаботиться лучше состоянием пригородных лесов, которые стремительно превращались в помойку, “экологическая” общественность никак не отреагировала. Видимо потому что озабоченность предполагалось выразить путем наведения там порядка, а не никчемным сбором подписей под бессмысленными петициями и размахиванием плакатами. Кстати вот тут недавно один мой товарищ нарисовал портрет типичного тюменского экоборца той эпохи.
Следующий мой контакт с “зелеными”состоялся у меня двумя годами позже, когда одна экологическая организация пригласила меня на должность главного редактора их боевого листка на время борьбы за чистоту байкальских вод против очередного посягателя на эти самые воды. Но по прилету в Иркутск, я лишь попал на банкет по случаю того, что борцы успешно “решили вопрос” с посягателем. Подробностей не знаю, но судя по шикарно накрытому столу на 50 персон, финансовая составляющая вопроса тоже была решена. Вот тут-то у меня и зародились подозрения, что экологическое движение – это не только борьба за экологию, и даже экология тут порой совершенно не при чем. Дело как раз в финансовой составляющей.
В этом смысле интересно будет проследить за деятельностью в России “Гринписа”. Появилась эта компания в СССР в 1989 г., причем начали “зеленые” не с борьбы за права сусликов, а с масштабных коммерческих проектов. Первой ласточкой стало продвижение пластинки Greenpeace Breakthrough. Только в первый день продаж в Москве ее было реализовано полмиллиона штук, а весь тираж составил более 5 миллионов экземпляров. Учитывая стоимость пластинки в 11 еще полновесных советских рублей при официальном курсе 64 копейки за бакс, выручка эквивалентом примерно в 100 миллионов долларов впечатляет. Причем “благотворительность” проекта вовсе не означает, что выручка пошла на помощь бездомным животным. “Благотворительным” он был в том смысле, что отчисления музыкантам не делались – это была их благотворительность в адрес “Гринписа”.
В июле того же 1989 г. на собственном корабле “Воин Радуги” (“Гринпис” – крупная судовладельческая компания, если кто не в курсе) прошла помпезная презентация организации в СССР. Поскольку я в те годы был еще очень юн, то ничего про гринписовцев сказать не могу, помню лишь их суету по борьбе с АЭС. На волне античернобыльской истерии акция в целом удалась. Власти тогда еще не привыкли к массовым протестам общественности, которые технично организовывали гринписовцы, и сочли за лучшее заморозить строительство новых станций. Примечательно, что в США – лидере по использованию мирного атома (у них сегодня работает 114 реакторов против 30 в РФ) ничего подобного зеленые никогда организовать не пытались. Видать, заказа не было. А в СССР они работали под чутким руководством сами знаете кого со вполне понятной целью.
Впрочем, и в “свободном” мире гринписовцы куражились по-полной. Пожалуй, самой знаменитой их акцией стала в 1995 году операция против затопления возле берегов Шотландии нефтяной платформы Brent Spar, принадлежащей компании Shell, так как она, дескать, в период эксплуатации была загрязнена токсичными веществами. Несколько боевиков активистов “Гринписа” попытались высадиться на платформу с вертолета, но атака была отбита с помощью водяных пушек. Все это снимали с вертолетов телерепортеры, “случайно” оказавшиеся в нужном месте в нужное время. Разразился международный скандал, правительства нескольких стран поддержали протесты “зеленых”, автовладельцы начали байкотировать АЗС, принадлежащие Shell, котировки акций компании упали в цене. Не чурались борцы за чистоту планеты и банального терроризма. Наоми Кляйн пишет: “На одной из заправок Shell в Гамбурге взорвалась зажигательная бомба (на месте происшествия оставили послание: “Не затоплять нефтяную платформу Brent Spar!”), а заправочную станцию компании во Франкфурте обстреляли из проезжающей машины” Не смотря на то, что правительство Великобритании не поддалось на шантаж и оставило в силе санкцию на затопление платформы (это общепринятый во всем мире способ захоронения нефтяных платформ), Shell приняла решение демонтировать ее и утилизировать на берегу, что стоило ей 70 миллионов долларов.
После этого все крупные корпорации поняли, что спорить с “Гринписом” выйдет себе дороже, и чем нести миллиардные убытки от снижения продаж и падения курса своих акций, лучше делать регулярные миллионные взносы в их фонд. Финансовые дела “зеленых” резко пошли в гору, Наоми Кляйн свидетельствует, что “после дела с Brent Spar на организацию посыпались деньги, и даже, как, сообщает Guardian, имущество по завещанию. “Одна женщина позвонила нам и сказала, что изменила свое завещание. “Я хочу оставить все, что имею, Greenpeace”, – говорится в ее записке. – Купите на эти деньги надувные лодки и затравите Shell”. В своем “некрологе” на события с нефтяной платформой Brent Spar Wall Street Journal мрачно отметила, что в таком климате “экономическая война может быть лучшим способом ведения войны экологической”.
Впрочем, зеленые ради гешефта не гнушаются и мелочевкой. Например в интересах Apple они в 2007 г. устроили шумную компанию протеста против iPhone якобы по причине неэкологичности используемых в телефоне материалов. Дескать, когда сотни миллионов пользователей выбросят свои трубки на помойку после выхода очередной версии девайса, это нанесет вред природе. Это лишь выглядит как нездоровый бред, а на самом деле меседж читается четко: iPhone – самый продаваемый аппарат в мире, поэтому налетай! Так что протесты “Гринписа” способствовали лишь росту продаж этого культового предмета потребления. Особенно циничной эта клоунада выгляела на фоне того, что годом ранее “Гринпис” повысила рейтинг экологичности Apple, хотя при производстве популярных плееров iIPod использовались те же самые материалы.
То есть, если мы говорим о “Гринписе”, следует понимать, что когда юные волонтеры кормят из сосок медвежат, у которых злые браконьеры убили мамочку, или отмывают измазавшихся в нефти пеликанов – эта показуха делается для пиара, для вышибания слезы умиления у обывателя. А вот когда они вступают в конфликт с крупными корпорациями, то это уже банальный рэкет. Я далек от того, чтобы их за это осуждать, рынок – есть рынок. На Западе давно существует целая индустрия заказных рейдерских захватов, есть и специализированные фирмы, предоставляющие услуги “корпоративной безопасности”, то есть антирейдерской защиты, и “Гринпис” выступает подрядчиком как с той, так и с другой стороны. Последнее объясняет, почему “зеленые” последнее время очень активно рвутся в политику, ведь властный ресурс дает колоссальный рычаг влияния на бизнес.
Например, в Германии, где “зеленые” имеют большой политический вес, им удалось добиться практически невозможного – в 2020 г. все германские АЭС будут по решению правительства закрыты. Все это обосновывается якобы заботой о безопасности населения. На самом деле немецкие гринписовцы вместе со своими сателлитами действовали в интересах Франции, крупнейшего в Европе экспортера электроэнергии, причем элекроэнергию французы вырабатывают именно на АЭС, эксплуатируя 58 атомных реакторов. То есть когда немцы заглушат 16 своих реакторов, французы, бельгийцы, голландцы запустят у себя новые и станут продавать соседям энергию. При этом в большей безопасности немцы себя чувствовать не станут, потому что французы и бельгийцы поставили свои АЭС в 200 метрах от границы.
Так какой смысл был убивать в Германии целую отрасль экономики? Это легко понять, если мы посмотрим на разницу в поведении гринписовцев и прочей “зеленой” братвы в Германии и соседних Франции и Бельгии (у них работает 6 реакторов). Там они для вида тоже протестуют против атомной энергетики, но вопроса о закрытии АЭС не ставят, хотя, казалось бы, ЕС – общий европейский дом, а “Гринпис” – вообще международная организация, защищающая всю планету, а не отдельные страны. Бизнес есть бизнес.
В России “Гринпис” так же интересуется нефтяной промышленностью и атомной энергетикой, и тоже очень избирательно. Например, по поводу нефтепровода в Китай “зеленые” закатили жуткую истерику, а по случаю прокладки газопровода по дну балтийского моря ограничились дежурными протестами, хотя у последнего потенциальная опасность просто несопоставима с наземными газотранспортными системами. Хотите знать, в чем причина? Компания Nord Stream AG, оператор проекта балтийского газопровода, потратила более 100 миллионов евро на “экологические исследования”. Можно лишь догадываться, какая часть из них пошла на взятки “зеленой” братве. Я полагаю, что большая часть.
Не могу сказать, насколько успешно “Гринпис” ведет свой бизнес в РФ. Самая шумная их акция была направлена против проекта ввоза в РФ отработанного ядерного топлива в начале нулевых. Оно и понятно – переработка ОЯТ – очень привлекательный рынок объемом в десятки миллиардов долларов. Казалось бы, экологи, везде и всегда ратующие за вторичное использование отходов индустрии, должны быть двумя руками за этот проект. Ведь вторичное использование плутония гораздо экологичнее добычи и первичного обогащения, не говоря уж о проблеме утилизации отработанного материала. Но в этом случае “Гринпис” работал на наших конкурентов, обладающих инфраструктурой переработки ОЯТ. К тому же контракты на переработку ядерного топлива позволяли атомной энергетике РФ выйти из затянувшегося кризиса, что кому-то очень не нравилось. И этот кто-то активировал деятельность “зеленых” в РФ, которые начали активно кошмарить общественное мнение. Но эта спецоперация бездарно провалилась, потому что у нас не Европа и власть не колебет, что 80% населения, перепуганные “экологами”, не поддерживали проект по переработке ОЯТ. По той же самой причине “зеленой” братве не удается поставить на бабки и госорганы. Гринписовцы от обиды даже вышли из общественного совета при Росприроднадзоре, мотивировав это тем, что с их мнением там не считаются. Правительство отнеслось к этому демаршу с полнейшим равнодушием.
А вот в спорах между хозяйствующими субъектами “Гринпис” действовал куда более результативно. В 1997-2005 гг. в РФ происходил передел собственности в лесной промышленности, получивший в медиа громкое название “лесные войны”. Так вот, в этих войнах гринписовцы приняли самое активное участие. Правда, к экологии это не имело ни малейшего отношения, потому что гринписовцы боролись вовсе не за легкие планеты, приковывая себя цепями к деревьям. Хотя без цепей дело и тут не обошлось. Например в Архангельской области в 2002 г. “Гринпис” под транспарантом “Остановите уничтожение коренных лесов!” атаковал Соломбальский лесопильно-деревообрабатывающий комбинат, к воротам которого приковали себя несколько десятков “зеленых” борцов. Акция была спланирована с международным размахом. В тот же день принадлежащий Соламбайскому ЛДК сухогруз “Капитан Мочалов”, пришвартованный в порту Амстердама, украсило размашисто намалеванное слово “Криминал”. Одновременно у посольства Германии в Москве прошла манифестация под лозунгом “Германия – спонсор истребления леса в России”. Выбор места объясним: немецкие деревообрабатывающие предприятия и являются основными торговыми партнерами наших лесозаготовщиков.
В 2005 г. гринписовцы неожиданно сильно возбудились в отношении Калининградского целлюлозно-бумажного комбината “Цепрусс”, требуя его закрытия якобы по причине нарушения экологических норм. Два соседних точно так же оснащенных предприятия, работающие на территории области, “зеленую” братву почему-то не заинтересовали совершенно. Еще более удивительно, что атака “Гринписа” была скоординирована с атакой рейдеров, которые выкупили в собственность у ОАО “Промжелдортранс” подъездные железнодорожные пути к “Цепруссу”, после чего уведомили последний, что намерены их разобрать. Подвоз сырья на комбинат был таким образом прекращен и предприятие встало. Через некоторое время некое ООО “Лесобалт”, формально владеющее подъездными путями к чужому предприятию, предложило ЦБК продать ему в собственность по остаточной стоимости объекты промышленной инфраструктуры предприятия. Директор ЦБК отказался и вскоре на комбинат накинулись “экологи”, которые верещали, что якобы хлоросодержащие стоки “Цепрусса” эквивалентны 30% стоков ВСЕХ целюлозно-бумажных предприятий Европы (и это в то время, когда работа предприятия была парализована!). Причем делу снова был придан международный масштаб – к участию в рейдерской атаке на предприятие были привлечены “зеленые” боевики из 10 стран. Но окончательно добить “Цепрусс” удалось только в 2007 г., когда 76% акций его за 11 миллионов долларов приобрела английская Baltic Oil Terminals Plc под строительство нефтеперевалочного терминала. Примечательно, что первой об этой сделке объявила общественная организация “Экозащита”, которая несколько лет терроризировала ЦБК. К будущему нефтяному терминалу “экологи” никаких претензий не имеют.
Кстати, хотите знать, почему “Гринпис” не кошмарил другие деревоперерабатывающие предприятия Калининградской области? Еще в 2002 г. организация подписала коммерческое соглашение с Северо-Западной лесопромышленной компанией, которая в результате получила возможность экспортировать свой товар в “благоприятном режиме”. Можно привести еще десятки случаев крупных рейдерских захватов и экономического шантажа, в которых активное участие принимали экологи, но и без этого ясно, что, как писал Сергей Бобров, “интерес экологов почему-то сосредотачивается исключительно на высокодоходных отраслях и рынках, где бушует сильнейшая конкуренция. Вот перечень отраслей, который каждый желающий может прочесть на сайте [“Гринпис”]: атомная, нефтяная, лесная промышленности и цветная металлургия. Что характерно, экологи проявляют исключительную осведомленность в экономической подоплеке дел и раскладе на рынке и, как правило, протестуют не вообще за идею, а выбирают жертвой отдельный проект или даже отдельную компанию. Объект нападения всегда имеет общие черты: это высокодоходный бизнес, ориентированный на экспорт. Удар наносится комплексно: к общественным акциям прибавляются судебные иски, причем задействуются самые высокие инстанции вплоть до Верховного суда или Генпрокуратуры” ( “Московская правда”, 04.09.2002).
Последние годы “Гринпис” был как-то не на слуху, а вот недавно мне попалось на глаза скандальное письмо “зеленых”, адресованное свеженазначенному главе Санкт-Петребурга Полтавченко, где они прямо обозначили цели своих будущих атак, точнее одну цель – намыв искусственных островов в Финском заливе (проект собирается осуществить группа частных инвесторов). Для соблюдения приличий в письме были выдвинуты с десяток требований, но все они либо касались объектов, подведомственных городским властям вроде полигона токсичных отходов “Красный бор” (разводить их на деньги – дело дохлое), либо носили откровенно демагогический характер (например, сократить выбросы газов, разрушающих озоновый слой). И лишь проект намыва в Финском заливе 400 га искусственной суши возле Сестрорецка в плане развода на бабки застройщиков весьма перспективен. Экологи уже развернули в городе движуху по защите перелетных птичек, которым негде будет приземлиться на отдых и корюшки, у которой злые строители, дескать, засыпят нерестилища, даже грозят тем, что организуют общегородской референдум под лозунгом “Нет намыву!”.
Тем временем на Сестрорецких форумах вовсю обсуждаются слухи об олимпийском характере мега-проекта. В частности некторые высказывают мнение, что заявляемый инвесторами “жилой комплекс”, который должен появится на новых островах это ни что иное как маскировка, для того что бы недопустить ажиотажа вокруг цен на недвижимость, который возник в схожей ситуации в Сочи. А если стройка действительно олимпийская, то курировать ее будет сами знаете кто. Вот я посмеюсь над эклогами, когда выяснится что в Сестрорецке действительно намывают Олмпиаду. Они одно время бодренько взялись бороться за экологию в Сочи в связи с олимпстроем, но тут же испуганно заткнулись. Ибо на одной поляне мега-рэкетиры в лице сами знаете кого и мелкая зеленая братва пастись не могут.
Какая у басни сей мораль? Да нет у нее ни морали, ни повода, ни цели. Разве что отрокам на заметку: если будут вас гринписюки разводить на участие в их шоу, типа повоевать за идею, требуйте предоплату, хотя бы. А еще лучше поcылайте их нах и идите очищать лес от помоек.

http://kungurov.livejournal.com/40149.html