ИНДПОШИВ

kurtuazij.livejournal.com
kurtuazij.livejournal.com

Галантерейщик Яков отложил гроссбух, услышав скрип открывающейся двери, и буквально выпорхнул из-за конторки навстречу посетительнице.
– Ой, мадам Бетя! Ай, мадам Бетя, – затрещал он скороговоркой, – Или вот кто, на минуточку, совсем не вспомнил за дорогу к маленьким радостям женской жизни! Или вот кто совсем за себя даже капельку не думает! Но разве может такая уважаемая дама вообще забыть за лучшего друга женщины?!
– Вы таки стали торговать драгоценных бриллиантов? – удивилась Бетя.
– Та ни боже ж мой! – помотал головой Яша, – Я говорю за галантерейщика, мадам Бетя. Я имею заявить, шо…
– Ша, пан Яша!
– Но я только..
– Ша два раза, я сказала. Оставьте сыпаться в комплименты до самого себя, идите и дайте мне платье.
– Мадам имели сказать “шубу”, разве нет? – удивился Яша.
– Зачем шубу? Откуда шубу? – скривилась Бетя, – Я плохо говорю или вы плохо слышите? Мне нужно платье.
– Моих извинений! – Яша развел руками, – Я думал, вы хочете забрать шубу, которую мне кое-кто случайно вернули в крайний раз.
– Причём тут сдатая шуба, пан Яша! – Бетя плюхнулась в кресло для гостей и принялась обмахиваться платком, – У меня случился такой беда, такой горе, такой неприятность… шо лучше мне просто умереть. Но нет! Этот паршивец, этот Додик, он не хочет дать мне умереть спокойно, он хочет шобы я имела таких мучений, за которых надо брать в рай живьём и за большую награду! Так надо иметь детей, пан Яша, я вас спрашиваю?

– Мадам Бетя, вы говорите за вашего сына Додика? – уточнил галантерейщик, – Потому шо в этом разе я не верю тому, шо слышат мои уши. Весь город знает за вашего Додика, шо нет сына более почтительного и любящего. Или он забыл за самое святое?
– Он растоптал самое святое, пан Яша! – Бетя трагически заломила руки и сообщила страшным шёпотом, – Он хочет прямо сейчас жениться!
– Какой недальновидный молодой человек! – понимающе закивал Яша, – Нет шобы посоветоваться с мамой. В салонах теперь дерут сумасшедших денег, а я не смогу заказать платье для невесты на раньше, чем на через три месяца.
– От тьфу на вас, пан Яша! Вы имеете думать только за свой профит, а мальчик своими руками делает себе вечный цурес на свой внушительный тухес!
– Так вот именно, мадам Бетя, вот именно, – спохватился галантерейщик, – К вопросу за тухес – шо мы с вами хочем от платья счастливой мамы жениха? Фасон? Стиль? Цвет? Материал?
– Ничего особенного, пан Яша, – Бетя принялась загибать пальцы, – Открытое сзади так, шобы видеть спину, но не так, шобы на спине было холодно лежать. Не очень длинное, шобы можно было видеть ноги, но так шобы в ноги не было холодно. Цвет не очень молодёжный, но шобы возраст и мягких мест не выпячивалось. Подчеркнуть грудь, но вычеркнуть удушье, но шобы в грудь не надуло, но шобы не очень наглядно. Шо-то еще, но я забыла…
– Мадам Бетя, таки определитесь уже! – взмолился Яша, – Вы хочете вечернее платье или комбинезон для зимней рыбалки?!
– Я же вам русским языком имела объяснить! – вспыхнула та, – Мне надо платье “сдохнуть от радости”. Шобы я прилично смотрелась за столом и так же шикарно лежала в гробу на всякий случай!
– Убейте меня, если это возможно понять, – Яша схватился за голову, – Если речь идет за ваши похороны и последующий банкет, то как вы хочете успеть за стол?
– Таки наоборот, пан Яша! За банкет и последующих похорон. Мне надо платье на оба торжества. Тем более, шо на обоих будут те же самые гости.
– Так никто не делает! – завопил Яша, – Никто, вы понимаете? Мадам Бетя, вы же будете сидеть за столом, вы же будете кушать без остановки или я не знаю, шо говорю! А если прямо перед тем, как лечь в гроб, вы таки не дай бог нивроку поправитесь, шоб вам было на здоровье? Вам же станет мало в талии и вы окончательно умрете через стыд и срам! И самое страшное – вы шо же хочете, шобы вас два раза подряд видели в одном и том же?!

Яша налил себе воды из графина, залпом выпил и ещё отхлебнул прямо из графина.
– Мадам Бетя? – поинтересовался он, отдуваясь, – А шо это вы так уверены в своей заблаговременной кончине?
– Я точно знаю, шо эта свадьба загонит меня в гроб! – заявила Бетя.
– Слушайте сюда, мадам, – галантерейщик отставил графин, – Тех же слов я слышал от моей покойной мамы, но когда моя Зелда вошла в наш дом, то моя мама стала совсем сыром в масле, а не наоборот маслом в сковородке, как имела себе думать до того. Шо не мешало ей капельку быть дёгтем в мёде, но вам ли её не понимать, тем более шо…
– Пан Яша, таки хватит тарахтеть за высоких материй! – Бетя явно не собиралась обсуждать поведение свекрови с дилетантом, – Давайте делать дело. Мне ещё надо заскочить до свидетеля моего сына, пана Спектора и обсудить крайних деталей.
– Не понимаю.. – заметил Яша, – Зачем пан Спектор? Откуда пан Спектор? У вашего же Додика полно друзей! Беня, Йося, Соня.. Они же все росли в одном ночном горшке, они же братья по духу и цеху. Так почему какой-то маклер?
– Шо вы понимаете за производственных отношений, пан Яша? – вздохнула Бетя, – Эти цвай-пара обормоты сказали, шо быстрее сдохнут в канаве, чем будут свидетели на Додика. И шо вы думаете? Мой кунилемел плакал от умиления..
– А, тогда таки да понимаю, – кивнул Яша, – И вы пошли до пана Спектора?
– Совсем нет, – снисходительно объяснила Бетя, – Я пошла да командира Зямы, этого уголовного грозы хулиганов, и имела с ним беседу за приличных свидетелей. Так он и рекомендовал мне пана Спектора.
– Слово пана Зямы таки много стоит, – согласился Яша.
– Шо я буду – экономить на родном сыне? – пожала плечами Бетя, – Или он так часто вступает в брак? Нет, он таки мало смотрит, во шо вступает, но зато сразу всеми обоими ногами и по уши.
– Боже ж мой, ну весь в папу! – всплеснул руками Яша.
– Это вы какой именно гадость имеете намекать? – нахмурилась Бетя.
– Настоящий мужчина! – нашелся Яша, – Совсем как покойный пан Фишман! Кстати, мадам Бетя.. Если вы таки решили не экономить на родном сыне, так может возьмёте два платья?
– Зачем два платья? Откуда два платья? – поморщилась та, – А шо там с моей шубой?
– Не, шубу не надо, – авторитетно заявил галантерейщик, – Мех и мох оба два рядом не лежат. Шубу надо проветривать, а вам скоро будет не до этого. Или вы передумали?
– За предмет? – не поняла Бетя.
– За безвременно нас покинуть, – напомнил Яша.
– Хорошо! – снизошла Бетя, – Я пока поношу шубу, а там будем посмотреть. Но я вам ничего не обещаю!
– Золотые слова мудрейшей из женщин! – обрадовался галантерейщик, – Так я теперь покажу вам иностранных каталогов.

Он вытащил из-под прилавка блестящий толстый журнал и с полупоклоном протянул его женщине. Бетя приняла журнал и стала неторопливо его листать.
– Ой, вот это! – ткнула она пальцем, – Смотрите, пан Яша, вот это!
– Мадам Бетя… – с сомнением протянул тот, – Если бы вы не только выглядели на двадцать пять, но и в самом деле… И плохо кушали… Но даже тогда…
– А я вам говорю, шо это, вот это самое, очень похоже на то, которое хочет заграбастать моего мальчика. Оно такое же худосочное, распущенное и хищное. Ротик-гузка, лобик-ниточка. Тьфу! А платье хочу вот это. Смотрите, какое красивое. Оно мне поёт!
– Боже ж мой, мадам Бетя! – галантерейщик хлопнул себя по бедрам, – Какой вкус! Это королевский вкус, или шоб я провалился. Но должен предупредить, шо не раньше, чем через три недели. Всё-таки, аж из Монте-Карло! Позвольте, я сниму с вас размеров?
– Они шо – шьют любой фасон на заказ без примерки? – скептически осведомилась Бетя.
– Они шьют на любой бюст и таз без скидки, – успокоил её галантерейщик, – Три недели терпения, мадам, и лучшая половина ваших гостей таки лопнет от зависти на свадьбе, шо сэкономит вам кучу денег на поминках. Или я хоть раз подвёл клиента, мадам?
– Добре, пан Яша, – кивнула Бетя, – Когда будет готово, я пришлю Додика забрать.
– Ой, только не надо так крепко беспокоиться, я вас умоляю! – замахал руками Яша, – Ваш бесподобный Додик, дай ему бог долгой жизни и много банков на обратном конце города, имеет привычку заходить в магазины не очень так, как приятно их владельцам. Я таки лично принесу вам товар сам!
– Ну как хочете, пан Яша. Только имейте себе в виду, шо я никому не открываю дверь, когда Додика нет дома. Положите коробки у порога, деньги я уже сейчас положу под коврик, шобы не забыть.
– Это же так неосторожно, мадам Бетя! – заволновался Яша, – А вдруг там ходят воры?!
– Это вы какой именно гадость имеете намекать? – вспыхнула Бетя.
– Та ни боже ж мой! – примирительно заулыбался Яша, – Ну вдруг чужой человек найдет деньги и справедливо подумает, шо они его?
– Знаете шо, пан Яша? – Бетя вытащила из сумочки пачку хрустящих купюр и запечатанный конверт, – Нате вам всю сумму прямо вперед. Наоборот от сберкассы, вам я таки целиком верю. А это – приглашение на свадьбу. До свидания вам!
– Всего самого доброго! – ответил тот, провожая Бетю к выходу.

Когда дверь за женщиной закрылась, Яша аккуратно вскрыл конверт, положил пригласительную открытку на конторку, а три четверти полученной суммы вложил в освободившийся конверт. “Дорогим молодожёнам Фишман – на долгий и счастливый брак!” – написал он на лицевой стороне конверта, а к верхнему углу на всякий случай пришпилил записку “Дорогой мой Додик, это и так вам! Не хочете ждать до свадьбы – берите уже сейчас”.

Яша сунул оставшиеся деньги в карман, а конверт положил в сейф с выручкой. После этого он снял телефонную трубку и принялся звонить в одно, расположенное неподалёку, очень маленькое, но очень профессиональное ателье.

http://kurtuazij.livejournal.com/188317.html

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.