Ержан Батешов. Письма солдата.

Письма солдата.

(рассказ первой чеченской компании)

Часть, где служил рядовой Андрей Фоменко, должны были через неделю отправить в Чечню. Солдаты, как правило, приказы не обсуждают, а исполняют. Но больше всего Андрей беспокоился, как будет переживать мама, узнав, что его отправили на войну. Поэтому он пошел на хитрость. В ту же ночь, уйдя в самоволку, солдат решил попросить кого-нибудь из местных жителей каждую неделю отправлять его матери по одному письму, где общими словами сообщать, что жив, здоров ипродолжает служить в Кемеровской области. Письма были написаны заранее и аккуратно расставлены «даты их написания» вплоть до окончания службы Андрея.

Дождавшись ночи, он ловко перемахнул через забор и уже шел в сторону ближайшей деревни.

Ему повезло: не дошел он до села километра полтора, как ему повстречалась прогуливавшаяся, обнявшись, влюбленная парочка. Заметив его, молодые немного смутились, но Андрей уверенно подошел к ним, и, быстро объяснив суть своей просьбы, передал пачку писем и поспешил оставить влюбленных наедине.

Дело было сделано, и нужно было спешить обратно в казарму. По дороге назад, взглянув на небо и увидев там огромное количество звезд, солдат подумал о том, что и над его городом сейчас горят те же звезды.

«Если бы звезды могли говорить, можно было бы попросить их передать привет матери, друзьям и той девчонке, которая так и не ответила ни на одно мое письмо, » – подумал Андрей.

Здесь в армии было все по-другому. За 18 лет своей жизни он привык просыпаться под звон неугомонного будильника и слышать, как готовит завтрак на кухне мама, а здесь лишь короткое:

-Рота, подъем! – и дальше шум вскакивающих с кроватей солдат.

Так, думая о том, о сем, вспоминая гражданскую жизнь, солдат вернулся в казарму…

Горе в семью Фоменко пришло внезапно, похоронка была, как гром среди ясного неба.

Антонина Сергеевна, узнав о смерти сына, никак не могла поверить в это. Она почувствовала, что ноги ее уже не держат, упала на кровать, хотелось плакать, но слезы не текли, отчего на душе становилось еще сквернее и больнее.

Прибежали соседи, заставляли ее выпить всякие лекарства, успокаивали, плакали сами.

Но Антонина Сергеевна всего этого не слышала, пока, наконец, крик, соединенный с плачем, не вырвались наружу, сразу ручьем потекли слезы.

Шок начинал проходить…

А на следующий день пришел почтальон и принес письмо от сына, где Андрей писал, что все у него нормально. Он продолжает служить в Кемеровской области.

Причем, самое главное письмо было написано после даты «гибели сына».

Читая письмо, мать узнавала почерк сына:

-А может, в Чечне погиб не мой сын, а однофамилец? Может чего перепутали бюрократы? Нужно туда самой поехать и во всем разобраться, — решила она.

В тот же день наскоро собравшись, приготовив сыну его любимые медовые пряники, взяв денег в долг, она уже ехала в далекую Кемеровскую область.

Казалось, что скорый поезд плетется невыносимо долго, десятиминутные остановки длились как вечность.

Наконец, мать солдата доехала до нужной станции, разыскала часть своего сына.

Но там ее ждало разочарование, ей сообщили, что Андрей Фоменко 1977 года рождения действительно отправлен в Чечню.

Антонина Сергеевна поехала и туда, чтобы окончательно все выяснить. Но и в Грозном ей сообщили, что ошибки никакой не было: сын ее действительно погиб, когда военная колонна федеральных сил попала в засаду. Прямое попадание снаряда…

Антонина Сергеевна не помнила, как доехала до родного города, не помнила, как добралась домой. А когда она, зайдя в свой подъезд, открыла почтовый ящик, там обнаружила белый конверт, аккуратно оторвала один его край и, достав письмо начала читать:

Здравствуй, мама!

Как у тебя дела? Как здоровье?

У меня все нормально. Служба идет своим чередом…

Письма приходили регулярно – каждую неделю. Мать погибшего солдата всегда ждала их, а, получив, читала и плакала, и снова ждала очередного письма.

А в Чечне в это время продолжалась война, погибали россияне и чеченцы, плакали над могилами сыновей их матери. Никто тогда еще не знал, что война кончиться, будет мир, и потом снова начнется…

(C) Батешов Ержан Асанович, Кокшетау, 1999 г., e-mail bateshov@mail.kz