Ержан Батешов. День рождения Луны.

ДЕНЬ РОЖДЕНИЯ ЛУНЫ.

(ФАНТАСТИЧЕСКИЙ РАССКАЗ)

Около 65 миллионов лет до нашей эры.

Земля была первой планетой, которую начали посещать астронавты планет Марс и Фаэтон. Климат здесь был мягкий, ровный. Флора однообразная. Большие площади занимали леса и заросли из древнейших хвойных, гинктовых беннетитов и саговников с подлеском из мелких папоротников, мхов, хвощей и плаунов.

Было утро. Две блестящие бирюзовые фигуры в скафандрах вышли из космического корабля. Профессор Ок собирал экспонаты малоизученных растений, складывал их в специальные коробочки и передавал Уному. В обязанности навигатора входило только носить огромную сумку с этим научным материалом. Сам Уном мало увлекался биологией, поэтому он начал скучать и изредка поторапливал профессора. Ок же мог надолго застрять около какой-нибудь коряги, рассматривая ее то с одной, то с другой стороны.

Время шло. Сумка была наполнена только наполовину. Уном ушел вперед и ждал, когда же его догонит профессор.

ДЕНЬ РОЖДЕНИЯ ЛУНЫ.
ДЕНЬ РОЖДЕНИЯ ЛУНЫ.

Вдруг задрожала земля, стал слышан топот, хруст ломающихся кустов. Уном резко развернулся и не поверил собственным глазам. Ужас застыл на его лице. Огромный тиранозавр целиком заглатывал так, наверное, ничего и не успевшего понять профессора.

Уном, забыв об оружии, бросился бежать, что у него плохо получалось в тяжелом скафандре при непривычно сильном земном притяжении. Динозавр догнал его в два прыжка. Удивительно, как это огромное чудовище могло так быстро передвигаться.

Навигатор приготовился к смерти. Он почувствовал острую боль. Хищник, легко прокусив мякоть его голени, следующим движением собирался ухватиться острыми зубами за тело астронавта, но вместо этого издал дикий вопль, и отпустил его. Астронавт упал с огромной высоты в овраг и чудом не потерял сознание. Из голени ручьем текла кровь, видно были разорваны важные кровеносные сосуды.

Подняв голову, Уном понял, почему его отпустил динозавр. Сзади на это чудовище напал другой ящер. Две громадины, сцепившись зубами, пытались свалить друг друга на землю. Ничего подобного раньше марсианский астронавт не видел.

В любой момент эти чудовища могли раздавить навигатора в лепешку, поэтому Уном, собрав все силы, отполз подальше от места битвы.

Маленькие руки динозавров были настолько коротки, что практически не использовались в борьбе. Зато мощные ноги с тремя острыми ногтями нещадно били по противнику. Вокруг все уже было забрызгано кровью. Ящеры, сцепившись зубами, не отпускали друг друга. Вот один из тиранозавров упал на спину и завалил на себя соперника. Находившийся снизу сделал это нарочно, ноги его согнутые в коленях, стали ритмично разгибаться, распарывая живот противника. Но тот не собирался так легко быть побежденным. Быстро опомнившись, он вскочил на ноги, поднимая с собой врага. Ящеры снова бились стоя.

Неожиданно резким выпадом одному из динозавров удалось ухватиться за горло противника и прокусить его. Кровь брызнула во все стороны. Чудовище, делая последние глотки воздуха, захрипело. Проигравший грохнул на землю, предсмертные судороги свели его тело. Победивший направился к астронавту.

Наивно было полагать, что тот ящер спас жизнь марсианину. Уном с ужасом подумал о том, что дрались они из-за добычи и нарушения границ охоты.

Если кто-нибудь видел свою смерть, то выглядеть она должна была, наверное, в образе такого чудовища.

Уном вспомнил об оружии. Навел ствол своего смарта на приближающегося ящера. Выстрела не последовало. Навигатора бросило в пот. Это оружие раньше никогда не давало осечек, теперь подводило в самый важный момент.

-Ну, милая, что с тобой! – обратился марсианин к смарту, как к чему-то одушевленному. И к огромной радости увидел, что со всей силы жмет указательным пальцем не курок, а рукоятку оружия.

Ящер был уже совсем рядом.

-Боже мой, такая глупая оплошность чуть не стоила жизни! — Уном правильно поставил палец, и град огня полился на динозавра.

Взбесившееся, ослепленное пресмыкающееся, потеряв равновесие, сделало два шага в сторону.

Уном продолжал вести огонь.

Живучесть ящера была удивительна! Душераздирающий вопль, выходивший из него, потрясал все окружающее пространство. Динозавр весь извивался, одним движением огромного хвоста ломал близ стоящие деревья и пытался схватить невидимого обидчика.

Наконец он, насквозь продырявленный выстрелами из тяжелого оружия, упал.

Только сейчас астронавт почувствовал, как ужасно болит нога. Уном натянул ремнем жгут чуть выше ран. Кровотечение уменьшилось. Наскоро перебинтовав ногу и опираясь на палку, поспешил к кораблю.

Только сейчас до Унома стала доходить реальная картина происшедшего:

-Ок мертв! Его старый друг и напарник. Они ведь вместе побывали в стольких передрягах, а теперь он так глупо погиб.

Уном уже представлял, как будет оправдываться перед женой Ока, объяснять, что это был несчастный случай и ему очень жаль…

В судовом журнале сделают запись: «Профессор Ок трагически погиб при исполнении служебного долга». Всего одна строчка, а сколько боли.

Во всем происшедшем были, конечно, виноваты оставшиеся на корабле женщина капитан Хатор и бортмеханик Торчь. Это они должны были постоянно следить за вышедшими наружу астронавтами.

Уном не знал, что он сделает с ними, когда вернется на корабль. Ярость в нем кипела, навигатор не отвечал за свои действия.

-Все могло быть не так…все могло быть не так… — повторял он одну и ту же фразу.

При приближении агрессивных или неизученных организмов за астронавтами нужно было успеть послать челнок для срочной эвакуации на корабль. В крайнем случае, ящеров должны были немедленно уничтожить из лучемета с корабля. Хатор и Уном не выполнили ни один из этих пунктов.

-Ну, допустим, — негодовал навигатор. – Прозевали они ящеров, но не могли же не слышать рева этих динозавров и выстрелов смарта… Я сделаю все, чтобы их лишили лицензии на полеты…

Уном вышел на открытую площадку, где стоял их корабль. Навигатор ожидал чего угодно, но только не такого наглого поступка. Хатор и Торчь спокойно прогуливались возле корабля.

Это было уже выше предела терпения.

-Нашли время! – взбесился Уном, – Сейчас я заставлю вас побегать!

Навигатор навел свое оружие и выстрелил.

Снаряд разорвался буквально в нескольких метрах от астронавтов. Никакой реакции не последовало. Двое даже не пригнувшись, продолжали идти в прежнем направлении.

Здесь было что-то не так.

Уном посмотрел на них в прицельное устройство.

У Торча из плеча текла кровь, его задело осколком. Создавалось впечатление, будто он даже не заметил, что ранен. Взгляды идущих были отрешенные. Не, они не были пьяные, не были под кайфом. Это было что-то другое. Какая-то сила заставляла их идти в определенном направлении. Уном перевел прицел в сторону движения астронавтов.

Его внимание привлек один странный куст. Навигатор увеличил изображение. У Унома от ужаса перехватило дыхание. Там хорошо замаскировавшись, находился казавр. Это один из редких видов ящера, обладающий способностью гипноза. В отличие от других ящеров казавр никогда не нападает на свою жертву. Он при помощи гипноза вводит их в транс и заставляет идти к себе.

-Черт… — выругался навигатор.

Уном быстро перезарядил смарт и открыл огонь.

Куст вспыхнул, охватив огнем всего ящера.

Навигатор поспешил к Хатор и Торчу. Астронавты, не выходя из транса, шли в самое пекло огня.

Подбежав к капитану и бортмеханику, Уном крикнул им прямо в лицо:

-Очнитесь! – и несколько раз сильно ударил по щекам.

Астронавты даже не повели бровью.

Он схватил их, развернул на 180 градусов. Это помогло. Хатор и Торчь стали уходить от огня.

В это время Уном услышал позади себя ужасный рев. Это начал выходить из огня казавр. Весь он горел.

-Какая медленная реакция на раздражение?! — удивился Уном и, усмехнувшись, сказал: — Ничего, сейчас ты перестанешь мучиться.

Навигатор выстрелил.

Ящер продолжал идти.

Астронавт произвел еще выстрел. Никаких результатов. Казавр не упал. Он не реагировал на влетавшие в него снаряды.

Уном на мгновение растерялся, – про такое он раньше не слышал.

-Нужно бежать! Но как же Хатор и Торчь – быстро соображал навигатор? – Их же раздавит это живучее чудовище. Уному ничего не оставалось, как вести огонь. За сегодняшний день он, который раз смотрел в глаза приближающейся смерти.

Навигатор старался стрелять в жизненно важные органы ящера. Вот от точного попадания у казавра отлетела голова.

-О, боже! – выдавил из себя Уном. Чудовище продолжало идти. Навигатор понял, – ящер давно уже мертв и его движения чистый рефлекс. Но это ничуть не спасало положения.

Нужно было срочно что-то предпринимать.

Уном перестал стрелять, догнал астронавтов и оттащил обоих в сторону.

Когда дело было сделано, навигатор развернулся посмотреть, куда ушел ящер. И надо же…Казавр, наткнувшись на огромную глыбу, устоял на ногах, но поменял свое направление движения. Он опять приближался к астронавтам. Бежать было уже поздно.

-Ну и упрямое же ты! Сейчас я сделаю тебя! — огрызнулся Уном и навел свое оружие на чудовище.

В последний момент инстинкт самосохранения подсказал ему выход из почти безнадежной ситуации. Выбрав для цели крайнюю правую точку тела ящера – плечо, навигатор все разряды стал посылать именно туда. Ударные силы снарядов заставили безголовое чудовище резко повернуть направо, и оно стало вновь уходить от астронавтов.

Уном с облегчением вздохнул. Снова заныла нога.

Когда опасность угрожает твоей жизни, о второстепенной боли просто забываешь. Наверное, головной мозг автоматически отключает импульсы идущие из раненого места, и все свои силы сосредотачивает на выживании организма. Но едва минует опасность, рана снова начинает о себе давать знать: » Идет потеря крови! Сделай что-нибудь!» – все время кричит она. Это своеобразная форма диалога организма со своим мозгом является действительно чудом природы.

У Унома не было сейчас времени побеспокоится о своей ноге, нужно было срочно вернуть в сознание Хатор и Торча, и тушит возникшие пожары. На борьбу с огнем ушел практически целый день, лишь вечером Уном, до смерти уставший, предоставил себя автодоктору.

-Заражения нет. – после осмотра вывел на дисплее автоматический доктор. Навигатор с облегчением вздохнул. Значит, не придется долго валяться на койке, рана на молодом организме должна была скоро зажить.

Подошел Торчь.

-Как дела? — спросил он.

-Да вроде все в порядке. Я думал, будет хуже, — ответил навигатор, отключая систему автодоктора.

Торчь помог другу дойти до своей каюты.

Нет скучнее занятия, чем целые дни проводить на больничной койке. Но сегодня астронавт был рад возможности немного передохнуть.

Уном посмотрел на перевязанное плечо Торча и сказал:

-Мне очень жаль, что так получилось.

-Перестань. — тут же перебил его Торчь – Ты спас нам жизнь. Я даже не знаю как так получилось, что мы с капитаном потеряли контроль над собой. Будь проклят этот казавр…

Оба ненадолго замолчали. Наверное, они вспомнили погибшего профессора.

Экипаж научного корабля международный.

Он состоял из марсиан: Хатор, Унома, погибшего профессора Ока и жителя планеты Фаэтон – бортмеханика Торча.

65 миллионов лет до нашей эры Солнечная система состоит из восьми планет. Ближайшая к Солнцу была Венера, дальше Земля, Марс, Фаэтон. Затем по удалению от Солнца находятся водородо-гелиевые планеты-гиганты: Юпитер, Сатурн, Уран и Нептун. Жизнь из восьми планет существовала на трех: Земле, Марсе и Фаэтоне.

Х Х Х

Пока Уном отдыхал, Торчь на автопогрузчике добрался до места гибели профессора. Огромная бензопила, прикрепленная к машине, обычно применялась для пробивания дороги сквозь непроходимые леса. Теперь бензопила стала распиливать грудную клетку динозавра. После этого специальные металлические механизмы, напоминающие кисти рук, добрались до желудка чудовища. Скальпелем, сделав аккуратно разрез, металлические щупальца стали выбирать из желудка остатки Ока. Все это делалось под управлением компьютера. Атому нужно было только следить за его работой. Это малоприятное занятие необходимо было сделать именно сегодня, иначе «ящеры-санитары» могли бы до утра ничего не оставить. Механические щупальца вскрыли труп астронавта, извлекли мозг и внутренности погибшего. Кожа в местах разрезов зашивалась. Теперь тело нужно было перевезти на корабль и продержать 70 земных дней в соленой воде, потом залить душистой смолой и обернуть готовую мумию погребальными пеленами. После возвращения на Марс мумию передавали родственникам умершего.

ДЕНЬ РОЖДЕНИЯ ЛУНЫ.
ДЕНЬ РОЖДЕНИЯ ЛУНЫ.

Вся эта процедура казалась «диким невежеством». Ведь Торчь был жителем другой планеты, а психология фаэтонцев и марсиан существенно отличались. Если бы погибший был фаэтонец, то его должны были оставить там, где он умер. Причем ритуал погребения был совершенно необязателен. Согласно религии фаэтонцев именно тогда бы тело приобретало покой в загробном мире. Хотя историками все объяснялось еще более просто.

Почти вся поверхность планеты Фаэтон покрыта льдом, который часто трескался. Процесс диффузии воздуха из атмосферы в воду был постоянным. Поэтому живые организмы, жившие здесь, могли свободно дышать в воде.

Подводный мир делился на два класса: хищники и их добыча.

Когда фаэтонцы оставляли своего соплеменника на месте его смерти, то его тело, уносимое течением, рано или поздно становилось пищей какого-нибудь хищника. Считалось, что тем самым кровожадность их уменьшалась.

Со временем высшие организмы планеты Фаэтон нашли более существенные методы спасения от хищников. Но традиция не погребать ушедших в мир иной так и сохранилась нетронутой.

В процессе своего развития фаэтонцы строили под водой целые города, заводы и фабрики, искусственно создавали сушу, запускали первые корабли в космос.

Эти космические аппараты полностью заполнялись водой, где поддерживалось определенное давление и концентрация кислорода. Все это делалось для того, чтобы астронавты чувствовали себя в привычной среде. Если нужно было выйти в открытый космос или на чужую планету, то фаэтонцы надевали скафандр, также заполненный внутри водой. Для передвижения использовали сложнейшие полуавтоматизированные устройства или «ходули» как в шутку они их сами называли. Первые диалоги с марсианами были языком жестов.

Но развитие шло.

Настоящая революция в науке произошла, когда впервые научились заменять жабры легкими, плавники руками, ногами, а особенно сложная операция была на мозжечок мозга, ответственного за равновесие и координацию движения измененного организма. Реконструирована была вся нервная и кровеносно-сосудистая системы.

Конечно, такие операции были очень дорогостоящими и делались только фаэтонцам определенных профессий типа астронавтов, послов и т.д.

После замены органов организм должен был привыкнуть к новой среде. Процесс адаптации всегда проходил очень сложно. После трансплантации фаэтонцы год-два проводили под специальным наблюдением врачей, где их учили ходить, разговаривать и всему тому, чего они еще не умели.

Согласившись на такую операцию, организм уже не мог вернуться в свою водную стихию без акваланга. Поэтому таких фаэтонцев на родине уважали за их самопожертвование и даже считали элитой.

Х Х Х

Торчь лежал с кислородной маской в аквариуме.

Это была его, своего рода, кровать. Перестав дышать жабрами, фаэтонцы все равно предпочитали спать в воде. Их многое еще связывало с прежней средой обитания. Как и то, что у элитной семьи фаэтонцев рождался малыш с жабрами и плавниками. Операцию трансплантации разрешалось делать только при достижении совершеннолетия, когда организм уже сформируется. Поэтому это создавало большие трудности в общении родителей с детьми, и было настоящей трагедией для семьи.

Торчь почти всю ночь не спал. Несмотря ни на что он все равно считал себя виноватым в смерти профессора. Когда он закрывал глаза перед ним появлялись куски тела и оторванная голова Ока.

Торчь моментально просыпался и выскакивал из аквариума, его тошнило. Немного успокоившись, фаэтонец снова ложился спать. Как вновь приходил кошмар.

Наступило утро. Торчь и Хатор собрались в каюте Унома. Цель совещания заранее всем была ясна: «Что делать дальше?» Их экспедиция была чисто научная. Хатор, Уном и Торчь были ответственны за технические вопросы: пилотирование корабля с Марса на Землю и возвращение обратно, прокладывание курса, обеспечение связи, обслуживание сложной системы компьютеров и исправление возникающих неполадок.

Все же научное входило в обязанности профессора.

Теперь, после его смерти экспедиция теряла всякий смысл. Из центра управления было получено сообщение: «Действовать по своему усмотрению.» Хотя команда заранее знала, что им не справиться без Осириса. Поэтому было принято единственно правильное в данной ситуации решение пилотироваться на соседний континент планеты Земля, где находилась марсианская база. Там можно было найти биологов соответствующей квалификации, заключить контракт и продолжить экспедицию.

Корабль благополучно перелетел через океан. Внизу была Африка. Через несколько минут астронавты должны были уже добраться до пункта назначения.

Торчь поднялся с кресла и пошел проведать Унома. Но не успел он дойти до каюты навигатора, как завыла сирена, вдоль коридоров замигали желтые сигнальные огоньки. Это были позывные общей тревоги. Какая-то опасность грозила кораблю. Возможно, компьютер мог бы сам с ней справиться, но он должен был предупредить астронавтов и требовал их немедленного сбора в командном отсеке. Из своей каюты с перебинтованной ногой, прихрамывая, выскочил Уном. Мужчины со скоростью спринтеров добежали до командного отсека. Там перед своим терминалом сидела Хатор, она уже успела включить экраны внешнего обзора.

-Ничего страшного, увидев как, взволнованы астронавты, поспешила их успокоить Хатор – Нас атакуют птеранодоны. Эти глупые летающие ящеры бьются об корабль и их тут же отшвыривает в стороны. Ничего кроме царапин на облицовке нам не грозит.

-Но тем не менее эти ящеры в размахе крыльев достигают восьми метров. – стараясь побыстрее нормализовать дыхание после бега сказал Торчь – Включи лазерные лучеметы. Нежелательно иметь даже эти царапины на корабле… По крайней мере, у компании не будет повода высчитать из нашего гонорара за испорченную облицовку судна. Ограниченный отстрел птеранодонов не запрещен.

Тут же заработали лазерные лучеметы.

Компьютер за доли секунды ловил цель, из стволов орудий вылетали пучки лазерных квантов и подбитые ящера падали уже вниз.

Всю картину происходящего астронавты могли наблюдать на экранах внешнего обзора. Торчь догадался нажать клавишу видеозаписи на своем терминале. Вернувшись на родину, астронавты могли за огромные деньги продать эту пленку любому режиссеру, который большим тиражом смог бы выпустить документальный фильм под каким-нибудь эксцентричным названием, типа «Битва с чудовищами» или «Атака ящеров на астронавтов». Успех был гарантирован. Действительно, само зрелище обстрела очень впечатляло.

Внезапно один из пучков лазерных квантов не пробил тело летевшего навстречу птеранодона, а, ударившись обо что-то обладающее металлическим блеском, отразился. Гораздо позже астронавты догадались, что птеранодон был окольцован другими научными экспедициями для наблюдения за миграциями данных летающих ящеров.

Обезумевший, от чудовищной силы встречного удара хищник сделал несколько кувырков в воздухе и штопором пошел вниз. Отраженный луч влетел в машинное отделение корабля. Сразу резко упала скорость. Астронавты буквально вылетели из своих кресел. Завыла сирена. По всем отсекам стал разноситься механический голос компьютера:

ПОЖАР В МАШИННОМ ОТДЕЛЕНИИ!

ПАДЕНИЕ ПРЕДОТВРАТИТЬ НЕВОЗМОЖНО!

СРОЧНАЯ ЭВАКУАЦИЯ ЭКИПАЖА!

Ситуация сложилась катастрофическая. Не смотря на все усилия автоматики корабль, быстро терял высоту. Все решали доли секунды. Астронавты вскочили и быстро открыли люк запасного выхода.

Только Уном бросился в противоположную сторону. Торчь понял куда он направляется:

-Брось! Ты не успеешь спасти мумию!

Но навигатор не слышал его. Марсиане боготворили тела умерших. Для них потерять мумию родственника или друга было хуже факта самой их смерти. Марсиане верили, что возможно воскрешение мертвых. Они считали, что душа умершего, до тех пор пока сохраняется его тело, может в него вернуться.

Корабль встряхнуло. Уном, бежавший на большой скорости не удержал равновесие и упал. Подбежал Торчь, обхватил его сзади за горло и не давая возможности подняться, силой дотащил до открытого шлюза и вытолкнул наружу.

Следующей была Хатор.

Одним за одним в небе раскрылись парашюты.

Торчь прыгал последним. Перед прыжком он успел захватить импульсную винтовку.

Оказавшись в воздухе, фаэтонец дернул кольцо и над ним сразу вырос полукруг парашюта.

Торчь в последний раз взглянул на недавно покинутый астронавтами корабль.

-Все прошло так быстро, что никто не успел испугаться. Проклятые ящера, угораздило же нам встретиться на их пути. Хотели сберечь облицовку, а потеряли корабль! – выругался он.

После эвакуации астронавтов центральный компьютер судна продолжал работать, сейчас его механический мозг делал все, чтобы терпящий катастрофу корабль дотянул до океана и упал в воду. Если бы взрыв произошел где-нибудь на суше, то пожар был бы неминуем.

Данная специальная программа была введен в компьютер по настоянию экологической службы. Космические суда должны были не наносить вреда окружающей среде или, по крайней мере, снизить их до минимума. Более того, экологические службы добились, что без их проверки никакая из космических компании не могла запускать свои корабли и спутники в космос. Те же, кто игнорировал данным обязательным контролем наказывался огромным штрафом вплоть до запрета заниматься пилотированием кораблей и аннулирования лицензии компании.

Центральный компьютер исполнил свой последний долг. Корабль все- таки долетел до океана и взорвался в воздухе. Обломки корабля, поднимая огромные столбы воды, упали в океан.

До земли было еще далеко, но что-то заставило Торча посмотреть вниз.

От ужаса увиденного у него перехватило в горле.

Внизу была река прямо-таки кишащая аллигаторами, а на летевших чуть в стороне Унома и Хатор приближались три огромных птеранодона. Астронавтов теперь не защищали прочные стенки корабля, они становились легкой добычей для летающих ящеров. Если бы эти хищники хотя бы взмахом крыла задели Унома и Хатор, то нескольких переломов астронавтам было бы не избежать.

Торчь быстро навел прицел. Три точных выстрела и ящеры камнем полетели вниз. В реке сразу же оживилось движение. Крокодилы тут же разорвали ящеров и отправили себе в желудки. В это время астронавты, схватившись за одну сторону строп ремней своих парашютов, делали все, чтобы их ветром отнесло в сторону. Если бы они упали в реку, то им не помогло бы даже оружие. Так много было внизу аллигаторов.

К счастью, ветер был достаточно сильный, и все парашютисты приземлились на достаточно безопасном расстоянии от реки.

Земное притяжение несколько больше марсианского, оно заставляло быть особенно внимательными. Но даже при предельной осторожности, нескольких ушибов астронавтам избежать не удалось. Сказывались нервный стресс и физическая усталость.

Торчь неудачно амортизировал падение и больно ударился о ближайший камень. Потирая ушибленное место фаэтонец смог подняться лишь через некоторое время.

К нему быстро шел Уном, сзади него волочился парашют.

Торчь стараясь не показать боли, приветливо ему улыбнулся:

-Ты как?

В ответ огромный кулак Унома, просвистев в воздухе, заставил бортмеханика отлететь в сторону и снова удариться о тот злополучный камень.

-За что? – не понял Торчь.

-Сам знаешь, коротко прохрипел Уном и также быстро ушел как и пришел. За ним все также волочился парашют.

Бортмеханик понял, что навигатор не может простить ему мумию. А то что Торчь, считай дважды спас жизнь марсианину, это уже не в счет.

Фаэтонцу ничего не оставалось, как сорвать всю злость на так неудачно лежавшем камне, об который за последние десять минут он дважды умудрился удариться.

Обиды обидами, но нужно было добираться до базы. Первым, прихрамывая шел Уном, чуть отставала Хатор и замыкал шествие Торчь.

В возникшей ссоре каждый себя считал стороной потерпевшей. Хотя и не исключал возможности своей небольшой виноватости в происшедшем. Но возникающее самолюбие быстро развеивало это чувство.

Несколько часов астронавты шли молча. Никто не хотел заговорить первым. Внезапно что-то заставило Унома остановиться, он пригнулся и показал знак другим астронавтам, чтобы они были осторожны.

Хатор и Торчь быстро подбежали узнать в чем дело. Уном шепнул им:

-Там что-то есть! – и показал за куст.

Торчь осторожно раздвинул ветки.

На поляне за кустами находились чудовищных размеров растительноядные ящера с длинными шеями и хвостами. Они мирно паслись и не представляли опасности.

Торчь помнил, что недавно был большой шум в печати по поводу тех компаний, которые занимались браконьерством. Мясо растительноядных ящеров высоко ценилось как на Марсе, так и на Фаэтоне. Оно считалось деликатесом и очень дорого стоило. Тем более убив всего одного ящера, можно было получить целые тонны драгоценного продукта.

На начавшийся беспредельный отстрел растительноядных ящеров быстро наложили запрет экологические службы. Охоту вели теперь лишь определенные компании. Они платили по сравнению с другими фирмами в несколько раз больший налог. Охота разрешена была лишь на определенных территориях, и убить из стада можно было не более трех животных. Кто нарушал данные ограничения, навсегда лишался лицензии.

Х Х Х

Начало темнеть. Астронавты начали искать подходящее место для ночлега. Когда оно было найдено, навигатор и бортмеханик ушли за дровами для костра.

Хатор осталась одна.

Солнце начало заходить за горизонт.

-Боже, как это красиво! – подумала капитан.

Вокруг все будто залилось красным цветом. Возникло такое ощущение, как будто она вернулась в детство, в сказку. Эти чувства нельзя было передать словами.

Хатор решила, что нужно будет обязательно предложить художникам нарисовать закат на Земле.

Чужая планета, чужой горизонт и лишь заходящее Солнце напоминало о родной планете – Марс.

Внезапно сильный толчок в спину оборвали мечтания капитана.

Хатор пролетела несколько метров и упала на землю. Моментально вскочив, она обернулась.

Сзади стояла огромная самка обезьяны Чжу.

Обросшее с диким взглядом оно вдруг издало душераздирающий крик. Это заставило бы испугаться любого смельчака.

Обезьяна сделала попытку второй атаки.

На этот раз Хатор ловко увернулась от удара и не дала себя даже задеть. Когда-то в юности капитан увлекалась искусством рукопашного боя. И это сейчас здорово помогало.

Хатор быстро соображала, что ей делать дальше. Бегство не было выходом. Самка могла легко догнать марсианку. Оставалось только увертываться от ударов острых когтей.

Сейчас в первую очередь нужно было достать импульсную винтовку. Оружие находилось за обезьяной. Поэтому необходимо было заставить ее отступить.

Хатор отчаянно перешла в контратаку. Хлесткие удары ногами, руками, и обезьяна сделала несколько шагов назад. Видно было, она вовсе не ожидала нападения.

Капитан подобрала винтовку и навела на своего противника:

-Только попробуй хоть шаг сделать вперед! – как будто обезьяна могла ее понять, тяжело дыша, пригрозила Хатор.

На что самка прорычала, оскалив свои острые клыки. Позади нее зашевелились кусты и из них вышли около двадцати таких же самок, как она сама.

-О, боже!– Это был конец.

Импульсная винтовка не могла работать в автоматическом режиме и даже, если бы капитан успела пристрелить парочку этих чудовищ, остальные быстро отправили бы ее на тот свет.

Хатор приготовилась к смерти.

Внезапно все обезьяны как по команде бросились назад.

-Это было чудо!

Хатор оглянулась посмотреть, что было причиной, столь стремительного бегства. Сзади к ней на помощь бежали Уном и Торчь. В руках у них были факелы.

-Огонь! Конечно же, огонь факелов так сильно испугал обезьян.

Хатор поспешила навстречу астронавтам.

Она обняла их обоих и, не сумев сдержать слезы, разревелась как маленькая девчонка.

Хатор была в их команде – капитаном. Она была выше всех по званию. Но всерьез ее никто не воспринимал, как не воспринимали бы любую другую женщину, случайно попавшую к ним нам корабль.

Мужчины даже позволяли себе подшучивать над ней, что было грубым нарушением воинского устава. Хатор конечно же могла подать на них рапорт, но не делала этого. Потому что Уном и Торчь знали свои обязанности и всегда старались делать их на совесть. А это было главное. Все остальное Хатор считала глупым мужским высокомерием. Вот что действительно объединяло в психологии мужчин разных планет Марса и Фаэтона – это пренебрежительное отношение к женщинам.

Сейчас Хатор было стыдно за свои слезы. Но она ничего не могла с собой поделать. Слезы текли сами собой. Уном и Торчь старались успокоить ее. Впервые за всю экспедицию мужчины позволили себе пожалеть ее. Только сейчас они поняли, что Хатор не только офицер, но и женщина, которую сама природа создала быть слабой. И то, что капитан до сих пор молча переносила все трудности экспедиции, уже само по себе является подвигом. Они ее прекрасно понимали.

Х Х Х

Погодные условия на Земле были далеко не те, что на Марсе или Фаэтоне. Другая концентрация кислорода в воздухе, небольшое отличие в атмосферном давлении, скудная пища и длительное пребывание в таких условиях без скафандра все это отразилось на общем состоянии команды.

К тому же у Унома усилилась боль в голени. Вместо того, чтобы быть постоянно на ногах ему нужен был постельный режим. Эта боль не давала уснуть, поэтому навигатор вызвался поддерживать огонь в костре, пока другие астронавты могли поспать. Когда горел костер, можно было не опасаться нападения хищников.

Ночь прошла спокойно. Лишь под утро навигатор уснул.

Проснувшись от утренней прохлады, Уном увидел перед собой лишь слегка дымящие головешки от погасшего костра. Уже было светло. Рядом спали Торчь и Хатор. Уном решил снова разжечь костер и замести следы своего преступления.

Едва навигатор поднялся, как увидел, что огромный тиранозавр, ломая кусты, пробежал в метрах десяти от астронавтов. Уном только успел перевести дыханье, как увидел растительноядного ящера бронтозавра пробежавшего вслед ему.

-Вот это да! – удивился навигатор, – Добыча преследует своего хищника?! Какая непредсказуемая земная природа! Про такой случай он ни разу не слышал.

Восхищенный увиденным, Уном начал будить Торча и Хатор. Первое, что сказала капитан, проснувшись это было слово: — Дым!

Да костер потух? – ответил ей Уном, – Только головешки дымят.
Нет, дым везде, — настаивала Хатор.
-Да перестань ты, — это обычный утренний туман, — попытался успокоить ее навигатор, но уже сам почувствовал неладное.

Пожар! – почти крикнула капитан. Все трое вскочили и посмотрели в ту сторону откуда недавно выбежали динозавры. Сплошным фронтом к ним приближался огонь. Огонь почти моментально передавался от дерева к дереву. Ветер беспощадно вел пожар прямо в ту сторону, где находились астронавты.

Они бросились бежать. Внизу была река. Для того, чтобы спастись от огня нужно было спуститься к реке. К счастью вода была совсем рядом и астронавтам не пришлось долго бежать.

Но даже этот небольшой кросс сильно утомил Унома. При ходьбе или беге нога навигатора получала большую нагрузку и снова давала о себе знать. Уном чувствовал, что дальше он не сможет пройти и ста метров.

Оставив присматривать за Уномом капитана и прихватив оружие, Торчь шел в сторону базы. У него не было ни компаса, ни карты, ни каких либо других ориентиров кроме Солнца и увиденного ночью расположения звезд. Вчера Уном правильно вел команду. Просто нужно было пройти еще несколько километров. Теперь в связи с внезапным пожаром Торчу приходилось делать большой крюк, чтобы добраться до базы.

Борт механик прошагал часов семь-восемь, пока наконец не увидел стены базы. Радости Торча не было предела.

Подбежав к воротам, он начал тарабанить дверь.

-Эй вы сони, открывайте!

Камера повернулась в его сторону.

-Ну, наконец-то.

Дверь открылась. Торчь сделал шаг вперед.

Прогремело два выстрела в упор. Бортмеханик грохнул на землю. Его взяли за ноги и втащили в здание. Дверь закрылась.

Х Х Х

Хатор верила, что Торчь быстро найдет базу. По-другому просто и быть не могло. У Унома поднялся жар. О часто терял сознание, дела его стали совсем плохи. Самое обидное было то, что помощь была где-то совсем рядом, и Хатор бессильна была что-либо сделать. Ей нужно было чем-то заняться, чтобы отвлечься от тяжелых мыслей. Капитан, накалив на костре иголку, аккуратно загнула ее, получился крючок. Следующий час ушел на то, чтобы сделать удочку. Выкопав дождевых червей, Хатор один за одним начала ловить из реки рыбу. Улов был неплохой. Да и обед получился на славу. Накормив Унома и поев сама, Хатор, изредка подбрасывая в костер деревяшки, все прислушивалась, не идет ли помощь.

Но ее все не было и не было. Лишь поздно ночью, Хатор услышала шум приближающегося вертолета. Капитан бросила все оставшиеся дрова в костер, а сама начала махать руками и кричать: — Мы здесь! Мы здесь!

Слезы выступили у нее на глазах, когда вертолет повис над ее головой, и ярким светом прожектора осветил их.

-Молодчина Торчь! — говорила Хатор, – Нас все-таки нашли! Да здравствует цивилизация.

Вертолет медленно опустился. Из него выпрыгнули два марсианина, они помогли Хатор залезть в вертолет, а затем аккуратно внесли туда так и и не пришедшего в сознание Торча.

После прибытия на базу врач, назвавшийся Акуром, сразу начал осмотр Унома. Дела его, он посчитал поправимыми, а самой Хатор рекомендовал сон.

Все складывалось как нельзя лучше. Уном скоро должен поправиться. И Хатор со спокойной душой выполнив задание, вернется на Марс, где с няней осталась ее пятилетняя дочь.

-Боже, какое чудное это дитя! Кажется, нет ничего на свете ее прекрасней. Сейчас, наверное, ее девочка играет в куклы или в мяч, а скорее всего рисует свою маму в астрономическом костюме с букетиком марсианских цветов. Нужно обязательно, сделать гербарий из красивых земных листьев, чтобы подарить доченьке. Пускай она знает, какие бывают растения на других планетах. Девочка, я уверена, будет очень рада подарку. Ведь дети они всегда дети. Могут быть счастливы от любой безделушки, — думала, засыпая, она.

Утром капитана разбудил крик, доносившийся из соседней комнаты. Вначале Хатор подумала, что кричит Уном. Но это был не его голос.

Капитан оделась и вышла в коридор. Все палаты лазарета, где она находилась были полны больными. И это очень удивило Хатор:

-Почему столько раненых? Наверное, произошла какая-то крупная авария. Капитан сразу поспешила обо всем узнать у врача Акура. Хатор шла по длинному коридору лазарета и искоса поглядывала в открытые двери палат.

Там лежали перевязанные, покалеченные тела марсиан. У кого-то выступала кровь, кто-то стонал и бредил, а некоторые, не терпя от боли, кричали. Все это перемешалось в один общий кошмар. Ужас охватил капитана. Завыла сирена.

Открылся люк подвального помещения. И все кто мог ходить, бросились туда. Толпа подхватила Хатор и понесла с собой в подвал. Капитан не понимала что происходит. Все подвальное помещение в один миг стало битком наполнено сотрудниками базы. Астронавты стояли вплотную друг к другу, так что невозможно было свободно дышать.

Хатор увидела стоящего недалеко от себя врача Акура и пробралась поближе к нему.

-Что происходит? – спросила она.

-Как, вы до сих пор ничего не знаете?! – удивился Акур. — Вторые сутки уже идет война между нами и фаэтонцами.

-Какая война? – не поняла Хатор, – Не может быть? Почему?

Но действительность происходящего заставляла верить в то, что Акур говорит правду. Даже находясь здесь в глубине подвала, можно было подозревать, что происходит на поверхности. Были слышны разрывы снарядов, казалось, что они взрываются прямо над головами. Особенно страшно за тех лежачих больных, не сумевших спуститься в подвал. Им оставалось разве что молиться. Капитан старалась переварить все перемены, произошедшие пока она была оторвана от внешнего мира. Становилась, понятна причина вчерашнего пожара в лесу.

От врача Хатор узнала, что, оказывается, ночью был страшный бой. Было много раненых и убитых. Поэтому, проснувшись утром, капитан обнаружила лазарет переполненным.

-Боже мой! Какой ужас! Как могло случиться, что мощный союз двух планет развалился за одни сутки. Еще позавчера Марс и Фаэтон были связаны крепкими экономическими, политическими и культурными связями. Почти все предприятия и компании двух планет тесно сотрудничали между собой и не могли просто существовать друг без друга. А сегодня марсиане и фаэтонцы сцепились между собой как два динозавра, готовых перегрызть друг другу глотки. Создается такое впечатление, что все разом сошли с ума.

Вдруг Хатор словно стукнуло током:

-Атум…А где же Атум?! Она же до сих пор не видела его, как попала на базу. Капитан повернулась к врачу и крикнула ему прямо в лицо:

-Где Атум?

-Какой Атум? – непонял ошалевший Акур.

-Тот фаэтонец, который был в моей команде! – продолжала кричать Хатор

-А…его сразу пристрелили часовые, — равнодушно ответил врач – Перед смертью он успел сказать ваши координаты.

Внутри у Хатор словно все перевернулось. В глазах потемнело, закружилась голова, ноги подкосились, но она не упала. Ее держали стоявшие рядом марсиане.

-Что с вами? Плохо? – испугался Акур.

-Где тело? – едва слышно спросила она.

-В корпусе «F».

Хатор быстро пришла в себя и собрав все силы стала пробиваться к выходу. Хотя дверь была совсем рядом, добраться до нее было нелегко. Духота, грязь, невыносимый запах пота плотно стоящих мужчин. Наконец Хатор выбежала в коридор лазарета. Из палат слышались стоны и крики раненых. Рев сирены, разрывы снарядов и зовущие на помощь больные, все перемешалось в один общий хаос. Это было словно в аду. Капитан, зажав со всей силы уши, продолжала бежать. Она, выбежав из лазарета, увидела, что в воздухе идет настоящий бой между марсианской и фаэтонской авиациями. С крыш всех корпусов палили зенитные установки. От стоящего вокруг грохота и рева техники можно было оглохнуть. Тут и там сверкали молнии лазерных орудий. Вся территория базы быстро покрывалась оставленными от разрывов лунками. Горел корпус «В». Пожар в любой момент мог перекинуться на другие здания. Хатор побежала дальше прямо по открытой местности. Ей было глубоко наплевать, что она может быть убита. С известием о возможной смерти Торча злость к действительности переросло в безрассудное отчаяние.

Можно было переждать бомбежку, а потом спокойно найти Торча. Но капитан знала, что просто не сможет находиться в убежище, когда ее друга возможно еще можно спасти.

Корпус «F» оказался временным складом производственных отходов.

Открыв дверь, в лицо Хатор ударил, вызвавший раздражение глаз, какой-то едкий, непонятный запах. Хатор рефлекторно закрыла ладонью рот и нос. Кругом находились емкости с темно-вязкой жидкостью. Наверное, она и была причиной столь дурного запаха.

Глотнув побольше свежего воздуха капитан вошла в корпус. Лишь слабое боковое освещение пыталось бороться с мраком огромного помещения. Хатор стараясь не споткнуться, осторожно делала шаги в глубину корпуса.

-Торчь! – крикнула она. Никто не ответил.

-Торчь, отзовись! – сделала еще одну попытку капитан. Но только эхо передразнило женщину.

-Черт – выругалась Хатор, — Так я никогда не найду его. Она повела ладонью вдоль стены и скоро ее рука нащупала рычаг. Капитан подняла его вверх. Все помещение сразу залилось светом. Перед собой Хатор неожиданно увидела лежащее тело Торча. На его груди было два огромных пятна.

-Боже? – от внезапности увиденного она вначале остолбенела, но уже в следующую секунду, бросившись к бортмеханику, наклонила голову и прижалась ухом к его груди. Ее щека и волосы немного замарались кровью. Сердце Торча медленно отбивало хорошо слышимый ритмичный стук.

-Жив! – обрадовалась капитан.

Она обвязала материей грудь Торча и поволокла к выходу. Нельзя было терять ни минутки. Бортмеханик застонал.

-Ну потерпи, еще немного, — старалась успокоить его боль словами Хатор – Сейчас тобой займется автодоктор. Она быстро сбегала обратно в лазарет и уже на тележке везла Торча в операционную. Бомбежка прекратилась. Из убежища стали выходить марсиане. В уставших глазах каждого из них читалась боль. Чтобы избежать недоразумений Хатор закрыла все тело Торча белой простыней. Никто не обращал внимания на капитана, и она без приключений добралась до операционной № 4. Все остальные были заняты. Там шли операции. Положив Торча на платформу, женщина подключила сложную систему автодоктора, набрала на дисплее нужные команды. Автодоктор загудел. На ближайшей консоли ожили два видеомонитора. Едва Хатор придвинулась поближе, чтобы следить за их показаниями, как голос сзади заставил ее оторваться от своего занятия.

-Я требую объяснения! – услышала Хатор за своей спиной.

Капитан развернулась. Перед ней стоял врач Акур. Выражение его лица было далеко не доброжелательным.

-Вы офицер! – продолжал Акур – Спасаете жизнь фаэтонцу?! Я вынужден буду подать на вас рапорт!

С этими словами врач развернулся и стал уходить.

Нужно было срочно что-то предпринимать. Хатор разбежалась и в прыжке сильно ударила уходившего по спине. Врач отлетел. Хатор не дав ему возможности подняться, схватила Акура за грудки.

-Да! Я спасаю жизнь фаэтонцу! – прохрипела она ему в лицо, – Но не потому, что я предатель, а потому что жизнь моего друга в опасности. И ты мне поможешь ее спасти.

Хатор буквально швырнула врача в сторону автодоктора. Тот, ухватившись о консоль удержался на ногах и испугано посмотрел в сторону женщины. Она готова была ударить еще раз. Акур покорно сел возле монитора. От былой спеси не осталась и следа. Все-таки иногда мужчины недооценивают женщин.

Прошло некоторое время.

-М-да, что я могу сказать – несмело нарушил тишину врач – Так это просто чудо, что раненый до сих пор жив. Слишком большая потеря крови.

-Так сделай что-нибудь! – крикнула Хатор.

-Поздно, здесь медицина бессильна, – растеряно развел руками Акур, – Он скоро умрет.

В это время послышались шаги. Хатор успела шепнуть врачу.

-Только попробуй пикнуть, и не думай, я успею тебя продырявить, — и быстрым движением засунула скальпель в рукав костюма. Группа старших офицеров зашла в операционную. Идущий впереди маленького роста курносый майор с порога рявкнул:

-Что здесь происходит? Почему вместо того, чтобы оперировать раненых марсиан, вы занимаетесь фаэтонцем. Хатор и Акур переглянулись. Им нечего было ответить. Пауза затягивалась. Внезапно Хатор осенило:

-Врач Акур собирается трансплантировать некоторые органы фаэтонца, для замены пришедших в негодность органов марсиан – уверено сказала она.

К счастью, никто из офицеров в медицине ничего не смыслил. Майор внимательно посмотрел на нее и сказал:

-Для помощи Акур мог бы взять не вас – офицера космонавтики, а кого-нибудь из санитар.

-К сожалению санитаров, не хватает, и я согласилась помочь врачу в его операциях.

Капитан с притворной улыбкой посмотрела на Акура, на что врач в ответ попытался изобразить на лице некоторое подобие удовлетворенности.

Офицеры, покрутившись еще немного, ушли.

Хатор при помощи врача тут же перетащила Торча на тележку и снова закрыла тело белой простыней. Врача привязала к консоли, заклеила рот скотчем и вытащила из его кармана ключ от операционной.

Если Торчу не смог помочь ни автодоктор, ни опытный врач, то оставалась только одна надежда. Это могли сделать врачи, превратившие Торча из дельфина в наземное существо. Таких специалистов не было даже на фаэтонских земных базах. Они в силу своей философии никогда не покидали планету Фаэтон. Нужно было срочно любыми путями доставить туда бортмеханика и сбросить на парашюте, а самой при этом не умудриться попасть в плен.

Хатор закрыла операционную №4 и включила надпись над дверью: «ТИХО! ИДЕТ ОПЕРАЦИЯ!»

На взлетной полосе стояло несколько кораблей. Пилоты обсуждали недавнее сражение. Пробегая мимо них, капитан крикнула:

-Генерал тяжело ранен. Наши врачи не могут помочь. Нужно срочно перевести его на центральную базу. Пилоты сразу всполошились. Они помогли Хатор поднять тело на один из челноков, хотели сопровождать. Но капитан наотрез отказалась, залезла в летную кабину и уже через некоторое время была в небе.

-Ну же…ну… — уговаривала она челнок быстрее набирать скорость.

Время шло. Преследования не было. Теперь марсиане если бы, даже очень захотели, не смогли бы их догнать.

-Пронесло, — облегченно вздохнула капитан.

Внезапно совсем рядом пролетел луч лазера.

-Этого не может быть?! – удивилась капитан. За все время полетов ее радар не зафиксировал никаких взлетов с базы. Но факт оставался фактом. Хатор посмотрела на экран заднего обзора. Ее атаковал не марсианский, а фаэтонский челнок.

-Тебя мне еще не хватало, — подумала Хатор и включив режим автоматического маневрирования начала передавать на атакующий челнок радиограмму.

-На судне раненый фаэтонец. Немедленно прекратите огонь!

Хатор ожидала получить ответ, но вместо этого фаэтонский корабль возобновил нападение. Расстояние между ними было уже небольшое. Кораблю все труднее и труднее приходилось отклоняться от пучков лазера.

-Ну, ты сам на это напросился, — разозлилась Хатор и лазерными лучеметами открыла ответный огонь.

Ей повезло. Сразу прямое попадание.

Фаэтонский челнок взорвался прямо в воздухе. Видно нападавший думал, что у марсианин не исправлены лучеметы и не соблюдая меры собственной безопасности, всю свою энергию перевел на атаку. Это его и погубило. Капитан переключила корабль в гиперпространство.

Судно быстро победило земное притяжение и покинуло планету.

Курс – Фаэтон. Хатор на прощанье посмотрела на Землю:

Все таки какая ты красивая! – подумала она – Голубая…чистая планета.

Земля быстро удалялась, она как будто резиновый шар, продырявленный горячей спицей, уменьшалась и уменьшалась. Вот планета вообще превратилась в яркую точку, ничем не отличимую от других звезд. В левом иллюминаторе был виден Марс. Хатор посмотрела в окуляр телескопа.

-Боже, как изменилась ее планета. Она уже несла отпечаток войны. На планете кое-где ясно были видны кратеры от ракетных ударов.

Капитан сразу перевела телескоп на тот район, где должна была находиться ее дочь.

-Слава богу, там нет особых рельефных изменений, — немного успокоившись, облегченно вздохнула Хатор.

Курс остается прежним – Фаэтон.

Уже издалека подлетая к планете родины Торча, Хатор увидела тысячи марсианских кораблей. С ними сражались несколько десятков фаэтонских судов. Основные космические бои проходили именно здесь.

Видно фаэтонцы неся потери, отступали, пока не дошли до границ собственной планеты.

Приемник Хатор буквально разрывался от множества радиопередач, шифровок.

Внезапно все марсианские корабли одновременно открыли ракетный удар по планете. Энергия атома сделала свое дело. Фаэтон буквально взорвался, рассыпаясь, разлетевшись на миллиард частиц. Часть осколков былой планеты с огромной скоростью врезались в военные корабли, делая в них тысячи пробоин. Все суда сразу разгерметизировались. Части мантии и жидкого ядра бывшей планеты неравномерно брызнули во все стороны, захватив с собой огромное количество кораблей, все приняло шарообразные формы различных величин. В одно мгновение замолчали все передачи, шифровки. Из-за высокой температуры корабли моментально превратились в жидкость.

Наступила жуткая тишина…

-О, боже? – закричала Хатор. Она увидела, как тысячи астероидов летели с огромной скоростью и в ее сторону. Если бы она помедлила, то капитана ждала бы участь погибших кораблей. Она быстро развернула челнок и летела уже обратно. Руки у нее тряслись и отказывались слушаться. Ей стоило больших усилий держать себя в руках.

-Домой, к дочери, забыть все кошмары.

На экране внешнего обзора Хатор смотрела на маленькую, светящуюся точку, которая была Марсом. Ей показалось, что что-то огромной величины отделилось от планеты и начало медленно удаляться.

-Что это такое? Мираж? – не поняла она – Нет, так больше нельзя. Нужно попытаться успокоиться, отдохнуть. Капитан, полностью передав управление компьютеру, пошла в каюту, где лежал Торчь.

Бортмеханик за все время полетов так и не пришел в сознание.

-Может быть, он мертв? – подумала Хатор и, посмотрев на показание приборов, успокоилась – жизнь все еще теплилась в почти бездыханном теле.

Капитан, задумавшись просидела возле Торча до тех пор пока компьютер не издал условный сигнал. Хатор вздрогнула от неожиданности. Компьютер давал знать, что судно подлетает к Марсу.

Войдя в кабину пилота, женщина не обнаружила поблизости планеты.

-Компьютер испортился, — с горечью подумала капитан. Делает элементарные ошибки в вычислении координат. Не может решать навигационные задачи. Марс находился значительно дальше, чем высчитал компьютер.

Хатор, выругавшись, сама села за управление судна.

Когда она подлетала к родной планете, то увидела нечто неожиданное.

На Марсе почти не было атмосферы.

-Этого не может быть! – ужаснулась капитан. Но приборы подтвердили увиденное. На центральном мониторе появилась мигающая красная запись:

АТМОСФЕРА МАРСА РАЗРЕДИЛАСЬ В 150 РАЗ!

НА ЕЕ ПОВЕРХНОСТЬ НЕЛЬЗЯ ВЫХОДИТЬ БЕЗ СКАФАНДРА!

Дальше Хатор все делала автоматически. Опустив челнок возле пирамиды и быстро надев скафандр, женщина бежала по ступенькам в комнату, где должна была находиться ее дочь.

Последний поворот.

-О, боже!

У нее помутилось в глазах, она, потеряв сознание, медленно скатилась на пол.

Х Х Х

Туман…Туман…Везде туман. Тишина.

Ты в пустоте совсем одна. Ничего не нужно. Ничего не хочется.

Внезапно едкий противный запах

Хатор очнувшись, резко убрала голову в сторону.

Перед ней сидел Акур с тюбиком нашатыри.

-Что…что произошло? – Ничего не поняла капитан. В памяти восстанавливались все недавние события, — Как я сюда попала? Что произошло?

Она огляделась по сторонам. Это был далеко не амбулаторий. Бетонные стены без окон, слабо горящая лампочка, сырость, с потолка по капельке стекает вода. Кругом было полно марсиан – грязные или лучше было бы сказать какие-то помятые, унылые: кто-то сидел, кто-то лежал, кто-то ходил туда-сюда, казалось, им всем нечего делать.

-Мы проиграли, — тихо промолвил Акур.

-Как? – удивилась Хатор, — Я сама видела, как взорвался Фаэтон. Вся планета превратилась в кучу разлетающихся осколков.

-Не все так просто, — возразил врач. Фаэтон взорвался. И это не прошло безболезненно для остальных – особенно близ находящихся планет. Марс резко изменил свою траекторию движения и потерял атмосферу. Почти все живое там погибает. Земля, на которой мы сейчас находимся, также скоро изменит свой путь и здесь произойдет небольшое похолодание.

-Чушь какая-то!

В это время щелкнула задвижка и в комнату вошел огромный фаэтонец. Хмурый взгляд его не предвкушал ничего хорошего.

-А, очнулась!.. _ пробасил он и схватив Хатор за локоть, грубо поднял с места.

-Поосторожней, — Хатор не успела выдернуть свою руку, как браслеты наручников были ловко надеты на ее руки.

-Побрыкайся у меня еще, — фаэтонец вытолкнул ее в дверь, — Топай вперед.

Они шли минут пять. Хатор слышала только его тяжелое дыхание у себя за спиной.

В кабинете, куда ее привели, Хатор встретили пятеро интелегентно одетых фаэтонца. Ее пригласили сесть.

-Капитан научно-исследовательского судна – Хатор, — начал читать один из фаэтонцев, — Участия в военных действиях не принимала. Более того, спасала жизнь одному из наших. Труп его мы нашли в ее корабле на Марсе.

-Вы уверены, что он мертв, — перебила Хатор.

-К сожалению, — развел руками фаэтонец.

Наступила пауза.

-Да, много ни в чем неповинных погибло на этой войне. Вы, наверное, уже знаете, как все закончилось?

-Кое-что слышала…Самое главное.

-Тогда я уточню. Военные действия для нас на Земле оказались более успешливыми, чем в космосе. Здесь мы победили. Хотя на Земле после применения ядерных оружии и увеличения космических излучений из-за взрыва Фаэтона в несколько раз повысился радиационный фон. Так что и на Земле жизнь стала не возможна.

-Теперь перейдем к делу, — продолжил другой фаэтонец, — Мы решили покинуть Солнечную систему, и приглашаем согласившихся марсиан к сотрудничеству, т.е. приглашаем составить нам компанию.

-Согласившихся – это предателей, — подумала Хатор, — Знали бы вы, что один из ваших кораблей подбила именно я. Но вслух этого она говорить не стала.

-Нет, нам не обязательно нужны предатели, — словно прочитав ее мысли сказал фаэтонец, — Понимаете нам нужны квалифицированные специалисты и даже не это главное, мы решили вернуть все как раньше. Забудем про злость. И, возможно, вернувшись на Землю через несколько тысяч лет, когда спадет радиация, мы возобновим старые добрые отношения.

-А, что все фаэтонцы так думают?! – спросила Хатор и мельком взглянула на стоящего у дверей громилу.

-Конечно, нет. Но будем надеяться, что все еще можно вернуть.

-И дочь мою тоже можно будет вернуть, — огрызнулась Хатор, — А ей было всего пять лет…всего пять лет…

-Зря вы так. Мы вас прекрасно понимаем.

Ни черта вы не понимаете!

-Простите, но каждый из нас потерял на этой войне родных. А в смерти конкретно вашей дочери скорее виновата Военно-космическая армия Марса, взорвавшая Фаэтон.

-Итак, мы ждем ответа: Да или Нет.

Х Х Х

Утро следующего дня.

Хатор лежит не моргая, уставившись в потолок.

Недавно привели новых военнопленных марсиан. Среди них есть легко раненые. Акур оказывает им необходимую помощь. Фаэтонцы снабдили врача нужным оборудованием и медикаментами. Так что, в квалифицированной медицинской помощи нужды нет.

Иногда приходит охраник-фаэтонец и по одному уводит марсиан. Кто-то возвращается, а кто-то нет.

Извините, как Вас зовут, – услышала вдруг Хатор нежный женский голос. Капитан повернула голову.

Около нее сидела девушка лет тринадцати.

-Хатор, — ответила капитан и оглядела соседку.

-А меня Муна…Понимаете, я проходила практику на Земле, а тут вдруг война… Родители остались дома на Марсе… Говорят, что там почти все погибли. Но я в это не верю. Такое не может быть. Они у меня везучие. Не верите?.. Вот, например, однажды мы возвращались домой из прогулки. Я отстала от них на метров сто. Едва они переступили порог дома, как пошел страшный ливень, как из ведра. Я побежала, но все равно промокла до ниточки и тушь потекла. Да, жалкий тогда у меня был видок. А на папу с мамой и капля не успела упасть. Понимаете им всегда во всем везло. Повезло даже в том, что они встретили и полюбили друг друга.

-Понимаю, — ответила Хатор и замолчала.

-Я вот читала, — продолжала Муна, — Что на Земле до динозавров жили высокоразвитые организмы. Их цивилизация погибла еще много миллионов лет назад. И это были предки современных обезьян Чжу. Правда трудно вериться?! Но если сравнить их с ящерами, то, конечно, обезьяны еще находятся на ступень выше по развитию, чем динозавры. Хотя в природе их осталось всего несколько сотен тысяч особей…

Хатор встала и не дослушав девушку подошла к освободившемуся Акуру:

-Откуда фаэтонцы все про меня знают? – коротко отрезала она, Ты работаешь у них информатором?

-Перестаньте, о том что вы творили знал не только я, а все на базе. Ведь меня нашли связанным в операционной. Жаль, что Вы не знали Дру и Ачи. Это были прекрасные парни.

К врачу подошли сделать перевязку. Хатор нехотя отошла от Акура.

Х Х Х

Прошло около трех месяцев. Однажды марсианам не принесли завтрака. Задерживали и обед. Кто-то подошел к двери и позвал часового. Безрезультатно. Толкнул дверь, она скрипя медленно отворилась. Последние несколько часов она была не заперта. Все моментально встали и подошли к выходу. Не смело переступив порог своего заточения марсиане вышли в знакомый длинный коридор подвала. Нигде не было не души. В той комнате, где с ними беседовали марсиане нашли запас еды, оружия, противогазы, медикаменты и записку следующего содержания:

Марсиане!

Мы покидаем пределы Солнечной системы в надежде найти во Вселенной планету пригодную для жизни. Оставляя все необходимое на первое время, рекомендуем вам также покинуть Землю. Желаем удачи!

Тоже мне доброжелатели, — кто-то буркнул из толпы и его подхватил другой:

-У нас теперь есть ракеты и оружие. Давайте догоним их и зададим жару.

-Сумасшедший, ты в своем уме!

Хатор почувствовала, что ей становится трудно дышать

Кто-то больно толкнул ее в бок. Толпа продолжала неистовать.

-Я отсюда никуда не улечу, пока не найду родных, — выкрикнула одна из женщин.

-И я должен найти…

-Что за галдеж…Прекратите…

-Фаэтонцы не могли далеко улететь…

-Нужно найти остальных марсиан…

ДЕНЬ РОЖДЕНИЯ ЛУНЫ.
ДЕНЬ РОЖДЕНИЯ ЛУНЫ.

-Вы не видели во что превратился Марс. Там нет воздуха, нет воды, нет ветра. А кругом одни трупы. Ужасные смерти. Со всех пор у них текла кровь, которая моментально испарялась… Разность давлений… Понимаете…

-Слезьте наконец с моей ноги…

Вдруг грохот. Кто-то разбил стакан об пол.

От неожиданности все моментально замолчали.

-Я прошу выслушать меня, — сказал высокий статный мужчина, не зная почему Хатор он сразу понравился, — Нужно найти остальных марсиан. А потом вместе решим что делать дальше.

-Фаэтонцы оставили нам оружие, которым максимум можно убить ящеров, но им нельзя попасть в ракету, — сказал другой и тут же продолжил, — По рации пришло сообщение: «Всем нужно собраться в одном месте – сектор 31622».

Ни в какой сектор мы не летим! – Хатор увидела, как один из марсиан наставил винтовку на остальных, — Кто со мной выйдите и идите в ракету. Мы не сказали еще последнего слова фаэтонцам. Хатор выбила из его рук винтовку, но тут же сама оказалась на земле. Доли секунды и дуло винтовки смотрело ей прямо в лицо.

Она опустила глаза, ждала выстрела, — Не надо стрелять… Прошу Вас…

Марсианин, не опуская винтовки, с присоединившимися к нему соплеменниками, молча вышли, сели в ракету и через мгновение были уже в воздухе…

-Прекрасно! Лучше и не бывает! – проворчал кто-то.

Капитана трясло, она нашла воды и начала жадно пить…

Среди оставшихся не было того высокого мужчины, зато в уголке сидел противный Акур.

Х Х Х

Прошел месяц. Их никто не искал. Возможно о них и не знали. Так больше продолжаться не могло. Провиант должен был вот-вот закончиться и тогда пришлось бы выйти на поверхность и есть уже зараженное радиацией.

Небольшая группа в составе: Хатор, Гри, Жон и Акура шли по направлению к сектору 31622. Они должны были привести помощь. Путь должен был быть не короткий, наверное месяца три-четыре. Но другого выбора не было.

Из-за противогазов было трудно дышать. День сменял другой. Постоянный сумрак. Солнце уже не грело как раньше. Особенно прохладно было ночью.

Иногда встречались трупы ящеров. Маленькие пушистые зверьки растаскивали их мясо. Еще издали , завидев марсиан, они прятались в норки. Хатор заметила, что раньше эти маленькие млекопитающие не выходили днем, теперь же они чувствовали себя хозяевами положения.

Однажды группа повстречала еще живого бронтозавра. Его огромный организм уже не мог нормально функционировать при столь прохладной температуре. Ящер лежал согнувшись, пытаясь сохранить тепло своего тела. Видно было, что он еще дышит. Глаза, что всегда удивляло Хатор, это глаза ящеров. Они никогда ничего не выражали, даже боли, страха перед смертью. Глаза ящеров предназначались только для зрения и не более того. Хатор вспомнила про случай, когда в первую свою экспедицию увидела, как один ящер поедал второго, причем второй еще был жив. Их головы были рядом, поэтому не могло быть не замеченным, что выражение глаз у обоих было абсолютно одинаковое. Это надо было просто видеть.

Сейчас капитану стало почему-то жаль умирающего бронтозавра.

Неожиданно перед их группой возник фаэтонец. Все буквально остолбенели.

-Наконец-то! — крикнул от радости тот и начал обнимать марсиан, — Наконец-то нас нашли!

-Не понял?! В чем дело? – спросил Гри, из-за надетого противогаза его было плохо слышно, — Ты откуда здесь?

-О! Это длинная история! – вопил от счастья фаэтонец и затараторил, — Понимаете несколько месяцев назад у меня была свадьба и в свадебное путешествие мы отправились на Землю. В железках я ни черта не смыслю, но фирма запрограммировала наш полет и гарантировало полную безопасность и надежность.

-Какая может быть безопасность среди ящеров? – удивилась Хатор, которая стала потихоньку понимать в чем дело.

-На месте высадки ракеты в радиусе одного километра ящеров должны были отпугивать сотрудники фирмы. Причем мы не должны были ощущать этого, т. е. мы могли слышать рев динозавров и даже видеть их издали, но непосредственные встречи с ящерами исключались.

-Боже мой, чего только не делают бешеные деньги.

-Это не мои деньги. У меня невеста из состоятельной семьи… Но вы не думайте, я не из-за этого на ней женился.

-Конечно, — перебил его Акур, — Но давай для начала спрячемся в твоей ракете. У тебя есть плотная одежда, закрывающее все тело?

Пойдемте за мной, — позвал всех фаэтонец, — Понимаете, моя жена немного захворала… Боже мой! Как это удивительно непривычно звучит «моя жена»!

-Почему ты не воспользовался рацией?

-Я же говорил, что ни черта не смыслю в технике, — продолжая улыбаться, ответил фаэтонец, — Удивительно, как вы нашли нас в этих дебрях… Проклятые фирмачи. Они нас просто сразу кинули. Сорвали куш и скрылись. Их нужно будет обязательно разыскать. Я не пожалею ни каких денег на поиски.

-Денег папочки невесты, — поправила Хатор и тут же пожалела об этом. Парень и так уже получил свою долю радиации.

-В каюте корабля лежала худенькая девушка с характерными болячками на нежной коже.

Жених поспешил всех успокоить:

-Это от перемены климата. Ой… даже лучше сказать от перемены планеты. Все пройдет.

-Почему вы не одевали скафандры?! – психанул Акур.

-Иногда одевали…Согласно последним исследованиям – климат Земли безвреден для нас… Так, что сами можете снять противогазы. И в конце концов в скафандрах неудобно целоваться, — фаэтонец хихикнул.

-Вы в первый раз на Земле? –вдруг спросил Акур.

-О, да!.. Вы знаете эта удивительная планета… Я даже не ожидал увидеть здесь такое, хотя я думал, что на Земле будет немного теплее.

-Все понятно… — сочувственно сказала Хатор, — А сколько тебе лет?

Х Х Х

Марсиан усыпили в охлаждающих камерах. Только гиперсон мог замедлить реакции идущие в их организмах.

Свободных капсул для анабиоза оставалось еще пять штук.

По рации марсиане узнали, что происходило в секторе 31622. Ракет не хватало. С каждым днем прибывали новые марсиане.

Жон вспомнил записку — …рекомендуем вам также покинуть Землю. Желаем удачи! – Было что-то в этом зловещее, ехидное…

-Они не могли не знать, что ракет для всех марсиан не хватает.

-Да даже если бы и знали, что фаэтонцы могли бы сделать?

-Что… что… Перегнать их с Марса.

-Это можем сделать и мы… Ведь у нас есть ракеты.

Вдруг по рации передали, что найдена группа фаэтонцев… их растреляли.

-Боже мой! – не поверил собственным ушам Гри.

Наступила тишина.

-Может, расстреляли преступников, которых даже сами фаэтонцы не хотели взять с собой?

-Вы знаете, — сказала Хатор, — Иногда мне кажется, что мы не цивилизованное общество, а одна большая шайка убийц, стадо хищных динозавров…не знаю, что там еще…

-Это из-за власти, — ответил Жон, — Они приказали…

-Нет, причем здесь правящие органы, это у нас в крови…мы не можем без этого. Оно, конечно, хорошо маскируется, но при удобном случае всегда вырывается наружу.

-Будем голосовать, — сказал Жон, — Предлагаю самостоятельно покинуть пределы Солнечной системы.

Тайное голосование показало: трое – «за», один – «против».

Марсиане по рации сообщили в сектор 31622, что в таком-то месте находится группа марсиан у которых нет средств передвижения и заканчивается провиант.

Через некоторое время их ракета покинула Землю.

Хатор, Гри, Акур и Жон легли в охлаждающие капсулы и впали в анабиоз. Через много лет гиперсон прекратиться. Их должен разбудить центральный компьютер. Впереди ждала неизвестная звездная система. Ее выбрали на карте наугад. Хотелось верить, что там все будет хорошо. А плохое пускай остается в прошлом.

Х Х Х

Хатор открыла глаза. Перед ней стоял Акур.

-Что уже прилетели? – капитан встала и босиком пошла в сторону иллюминатора, с нее по капельке стекал специальный раствор, в который она была погружена во время гиперсна. – Надо же простой сон.

-Земля!.. Мы до сих пор в Солнечной системе! – вдруг воскликнула она.

К ней подошли Гри и Жон.

Акур спокойно констатировал:

-Это удивительно. Но мы проспали 65 миллионов земных лет. Наш корабль успел побывать в трех звездных системах. Но нигде не нашел планету пригодную для жизни. Вот отчеты, — он протянул длинный рулон ленты компьютера.

Хатор взяла, — Температура такая-то, давление такое, концентрация и состав атмосферы поверхности такой-то. Фотографии планет прилагались.

Компьютер не разрешил задачу и вернул нас в исходную точку.

-Почему не проснулись еще наши молодожены? – спросил Гри, — И где мои линзы?

-Они мертвы, – тихо ответил врач.

-Не может быть! – Хатор подбежала к капсулам фаэтонцев. Системы жизнеобеспечения их не работали.

-Кто выключил? – резко спросил Жон.

-Я, — спокойно ответил врач, — Только что, когда увидел, что фаэтонцы мертвы. Они уже им не к чему.

-Кто проснулся первым? — продолжал следствие Жон.

-Я, ну и что, — Акур был на удивление спокоен, — Вы думаете это я их умертвил. Но это не так. Они уже были…

-Зная твою любовь к фаэтонцам, считаю это закономерным, — стараясь сдерживать себя, сказала Хатор, — За что?! Что они тебе сделали?

-Это не я, — начал повышать голос и Акур.

-Прекратите, — остановил всех Гри, — У нас проблемы. Мы не можем сесть на Землю… Я попробую выравнить корабль и опуститься как можно ниже…

Х Х Х

Хатор летела вниз на парашюте.

Внизу был океан. Сплошное синее пространство и не намека на хоть какой-нибудь маленький островок.

Она плавно приземлилась в воду. Хатор полностью ушла в пучину океана, нечаянно сделала глоток соленой воды, все силы бросила чтобы отстегнуть парашют. Ей удалось, она вынырнула и крикнула:

-На помощь! – капитана снова потянуло вниз. Хатор отстегнула сапоги. Снова к воздуху: — Помогите! – а в голове вертелось, — Боже мой, как хотелось жить. Неужели все. Как же так?

Она отчаянно била руками по воде, хватала воздух и вновь уходила в воду. В голову врезались какие-то глупые мысли, — В соленой воде легче держаться на плаву, чем в пресной, — почему-то вспомнила она, кажется, прочитанное еще в детстве… Но она едва умела плавать…

Изо рта вырвались остатки соленой воды. Акур и Гри делали ей искусственное дыхание. Она почувствовала песок,.. светило солнце. Одежда порвана. Хатор прикрыла грудь.

-В свои 65 миллионов лет Вы выглядите довольно таки привлекательной, — отведя взгляд в сторону заметил Гри.

За секунду утопленница превратилась в полуголую женщину.

-Нужно найти Жона, — сказал Акур, поднимаясь и стряхивая с себя песок.

-Спасибо, — тихо сказала Хатор.

-За что? – не понял Жон, — Это не мы. Нас спасли дельфины.

-Как, фаэтонцы?! – удивилась капитан, — Они снова на Земле, вернулись в воду. Удивительно!

-Что они говорили?

-Ничего… Просто помогли добраться до берега и уплыли.

-Настоящее благородство! – восхищалась Хатор и посмотрела на врача.

-Не нужно на меня так зыркать… Еще раз говорю – Я не убивал молодоженов! – Акур уже не мог сдерживать себя, — Тоже мне сама добродетель… Она добрая, честная, смелая… А я злой, расчетливый, трус, озабоченный вопросом: — Как бы убить побольше фаэтонцев. Но не все так просто…

Врач перевел дыхание и продолжил напор:

-Хатор! Помнишь ты связала меня в операционной и улетела куда-то со своим фаэтонцем… Я просидела там целый час… Боже мой целый час… За это время умерли Дру, Ачи и еще около двадцати раненых после бомбежки марсиан. Их можно было попытаться спасти жизнь. Ты забрала у них этот шанс.

Хатор словно стукнуло током.

Акур продолжал:

-Я сидел, как полный идиот в этой операционной и ничего не мог предпринять…

-Я не подумала, — прошептала капитан.

-Нужно было думать! – крикнул Акур.

-Прекращай, — остановил его Гри, — Так тоже нельзя. Нужно искать Жона.

Марсиане молча разошлись в разные стороны.

Хатор плелась по незнакомому берегу. Светило солнце. Волны одна за другой лизали песок. Все было чужим и раздражало. Жить совершенно не хотелось.

Капитан только успела повернуть голову, как что-то огромное и лохматое прыжком, мертво вцепившись в тело, сбило ее с ног. Гепард поймал свою жертву. Хатор даже не успела вскрикнуть. Смерть наступила моментально.

(C) Батешов Ержан Асанович, Кокшетау, 1999 г., e-mail: bateshov@mail.kz
рисунки выполнены в Microsoft Point Дауреном Шайдарбековым