Креативное разрушение Microsoft

Автор статьи — Дик Брасс, вице-президент Microsoft с 1997 по 2004 годы.
Опубликовано 4 февраля в газете NY Times.

Креативное разрушение Microsoft
Креативное разрушение Microsoft

Налюбовавшись новым планшетом Apple iPad, техногики перешли к обсуждению будущих проблем Amazon по продаже электронных книг. Но намного важнее другой вопрос: почему Microsoft — самая знаменитая и процветающая технологическая компания Америки — больше не показывает нам технологии будущего, такие как планшетные компьютеры iPad, электронные книги Kindle, смартфоны BlackBerry или iPhone, поисковая система Google, системы цифровой музыки iPod и iTunes или популярные веб-сервисы Facebook и Twitter.

Некоторые получают удовольствие от страданий Microsoft, потому что в последние годы эту компанию стало популярно представлять в виде сознательного монополиста, который отказывается признать свою вину. Мол, тем лучше, если он исчезнет. Но те из нас, кто там работал, знают компанию с другой стороны. В худшем случае, можно сказать, что она действительно монополист, но по большому счёту случайный, и сильно раскаивающийся в этом. Там работают тысячи умнейших, самых способных разработчиков в мире. Microsoft сделала больше чем какая-то другая фирма в мире для превращения компьютеров в повсеместно доступные и дешёвые устройства. Операционная система Windows и пакет офисных приложений Office до сих пор полностью господствуют на своих рынках.

Исполнительный директор Стив Балмер продолжает обеспечивать гигантские прибыли. Только за последние десять лет чистая прибыль превысила $100 млрд, и это помогло обеспечить благосостояние Сиэтла, штата Вашингтон и национальной экономики в целом. Основатель компании Билл Гейтс не только самый щедрый филантроп в истории, но также вдохновил тысячи своих сотрудников самим заняться благотворительностью. Никто в здравом уме не должен желать провала Microsoft.

Но провал всё-таки налицо, несмотря на финансовые отчёты с рекордными доходами. Как один из сотрудников компании, кто десять лет назад пытался (в общем, неудачно) реализовать в Microsoft идеи планшетных компьютеров и электронных книг, я мог бы сказать, что компания слишком доверяла таким людям как я, а мы не справились. Но закат Microsoft настолько силён и широк, что для меня было бы слишком бесцеремонным брать на себя всю ответственность за это.

Microsoft стала неуклюжей и неспособной к конкуренции в области инноваций. Над её продуктами издеваются, часто несправедливо, но иногда вполне обоснованно. Имидж компании так никогда и не восстановился после антимонопольного разбирательства 90-х. Её маркетинг остаётся совершенно нелепым в течение многих лет; вспомните рекламу 2008 года, в которой Билла Гейтса заставили буквально вертеть задним местом перед камерой.

В то время как Apple продолжает наращивать долю на многих рынках, Microsoft растеряла своё преимущество на рынке веб-браузеров, ноутбуков высшего класса и смартфонов. Несмотря на миллиарды инвестиций, линейка Xbox до сих пор в лучшем случае на равных с конкурентами. Компания сначала игнорировала цифровые плееры, потом действовала неуверенно, пока этот бизнес полностью не отобрала Apple.

Огромные прибыли Microsoft ($6,7 млрд за последний квартал) почти полностью пришли от Windows и Office, первые версии которых появились десятилетия назад. Как General Motors со своими грузовичками и внедорожниками, Microsoft не может рассчитывать на одни и те же продукты вечно. Наверное, хуже всего, что Microsoft уже не считают самым крутым и продвинутым местом для трудоустройства. Оттуда начался стабильный отток самых лучших и талантливых сотрудников.

Что случилось? В отличие от других компаний, Microsoft так и не внедрила настоящую систему инноваций. Некоторые из моих бывших коллег говорят даже, что она создала систему, которая в реальности подавляет инновации. Несмотря на работу одних из самых больших и эффективных корпоративных R&D по всему миру, и роскошь наличия не одного, а сразу трёх технологических директоров, компания методично сводит насмарку все идеи, направленные в будущее, своих сотрудников.

Например, в самом начале моей работы в Microsoft наша группа, состоящая из очень грамотных экспертов по графике, изобрела новый способ отображения текста на экране, который мы назвали ClearType. Идея была в использовании отдельных цветных пикселов ЖКИ (субпиксельный рендеринг), чтобы сделать шрифт гораздо более разборчивым при чтении с экрана. Мы создали ClearType специально для продажи электронных книг, и это давало Microsoft гигантское потенциальное преимущество для каждого мобильного устройства с экраном. Но это вызвало недовольство других подразделений Microsoft, которым наш проект пришёлся некстати.

Разработчики из подразделения Windows объявили, что монитор может выйти из строя при использовании данной технологии. Глава подразделения Office сказал, что шрифты ClearType расплывчатые и у него начинает от них болеть голова. Вице-президент подразделения карманных устройств заявил без обиняков: он поддержит и будет использовать ClearType только если я переведу проект и всех программистов под его контроль. В результате, даже несмотря на широкое общественное признание, внутреннее продвижение и патенты, прошло десять лет, пока полностью функциональная версия ClearType наконец-то была встроена в Windows.

Другой пример. Когда мы создавали планшетный компьютер в 2001 году, и.о. вице-президента подразделения Office вдруг решил, что ему не нравится концепт. Планшет работал со стилусом, а он предпочитал клавиатуру, и считал наши усилия обречёнными. Чтобы гарантировать это, он отказался модифицировать офисные программы, чтобы они работали правильно на планшете. Так что если вам хотелось ввести число в ячейку или исправить слово в письме, вам приходилось писать его в специальном всплывающем окошке, которое потом передавало информацию в Office. Раздражающе, неуклюже и медленно.

Так что скажу ещё раз, даже хотя наши планшеты энергично поддерживались высоким руководством, а разработка стоила сотен миллионов долларов, по существу они стали жертвой саботажа. Даже в наши дни всё ещё нельзя работать с Office напрямую с Tablet PC. И несмотря на достоверную информацию, что Apple выпустит планшет в этом году, соответствующее подразделение Microsoft было расформировано.

Не все беды Microsoft объясняются междоусобными разборками. Часть проблемы — в исторической склонности создавать (очень прибыльный) софт без разработки (высоко рискованного) железа. Это имело экономический смысл во время основания компании в 1975 году, но сегодня по этой причине стало гораздо труднее создавать тесно интегрированные, великолепно спроектированные продукты, такие как iPhone или TiVo. И да, часть проблемы лежит в том ясном послании, которое Microsoft получила в результате антимонопольного разбирательства. Время тоже выбиралось неудачное, по сравнению с конкурентами: слишком рано в случае с Web TV, слишком поздно в случае с iPod.

Внутреннее соперничество является обычным делом в больших компаниях. Его можно разумно поощрять, чтобы создать конкуренцию идей. Проблемы начинаются тогда, когда соперничество выходит из-под контроля и становится деструктивным. В Microsoft такая ситуация привела к созданию недееспособной корпоративной культуры, в которой большим авторитетным группам позволено угнетать развивающиеся команды разработчиков, принижать их усилия, несправедливо забирать у них ресурсы и со временем довести их до уничтожения. Это не случайность, что почти все руководители подразделений музыки, электронных книг, телефонов, онлайновых сервисов, поиска и планшетных компьютеров покинули Microsoft за последнее десятилетие.

В результате, хотя у компании есть действительно изумительное прошлое и на зависть процветающее настоящее, пока Microsoft не вернёт искру творчества, вопрос о её будущем остаётся открытым.

Послесловие от переводчика.

Данная статья вызвала большой резонанс в IT-сообществе, а Microsoft была вынуждена опубликовать официальный ответ.

(источник — http://habrahabr.ru/blogs/microsoft/83238/)