Нестор Иванович Михненко (Махно)

Золото батьки Махно

«Разбойник».

Родился Нестор Иванович Михненко (это его настоящая фамилия) в 1888 году, в большом украинском селе с характерным названием — Гуляй-Поле. Во время крещения маленького Нестора у священника загорелась ряса. И пополз по селу слушок, что крестили «разбойника, какого еще свет не видывал».

В 1903 году Махно поступил чернорабочим на чугунолитейный завод М. Кернера. Там существовал любительский театральный кружок, и Нестор поначалу мечтал стать артистом, чтобы, как он сам говорил, «смешить людей». Но вскоре до Украины докатилась первая волна революции, и дальнейшая деятельность Махно вызывала ужас, восхищение, зависть, но никак не смех.

В 1906 году Нестор Иванович присоединился к «Союзу бедных хлеборобов», члены которого, помимо изготовления бомб, пытались улучшить свое материальное положение, занимаясь по сути рядовым грабежом. Затем — Александровская тюрьма, суд и приговор к высшей мере наказания. На этом бы и закончилась история знаменитого батьки, если бы не ошибка в метрике Махно.

Дата рождения Нестора Ивановича была указана неверно — 1889 год, в результате молодого террориста суд признал несовершеннолетним, и Петр Аркадьевич Столыпин лично подписал документ, заменявший смертную казнь пожизненным заключением.

14 октября 1911 года врач, обнаружив у него чахотку, констатировал: заключенный заболел ею во время содержания под стражей. В тюремной больнице Махно удалили одно легкое.

Революция 1917 года освободила Нестора Ивановича из тюрьмы, и Махно отправился на родину в Гуляй-Поле, где по требованию односельчан был избран главой крестьянского союза и местного крестьянского Совета. Под руководством Махно Гуляйпольский район превратился в вольное государство.

В 1917 году Нестор Иванович создал свою армию — Черную гвардию, и прогнал администрацию Временного правительства.
Следующим своим действием он навсегда завоевал доверие сельчан: 25 сентября Махно подписал декрет о национализации земли и, главное, — вся земля была поделена и безоговорочно роздана крестьянам «в вечное пользование». Крестьяне Гуляй-польского района всегда помнили, что землю им дала не Москва и не Временное правительство, а именно Нестор Иванович Махно.

Последний батька.

В разгар Гражданской войны авторитет батьки Махно достиг просто невероятных высот. В глазах повстанцев и большинства населения юга Украины он стал легендарной личностью. Могучая воля батьки позволяла ему сутками не слезать с коня и чуть ли не ежедневно участвовать в боях. К1919 году под командованием Нестора Ивановича было что-то около ста тысяч бойцов.

Карал батька за неповиновение и мародерство быстро и жестоко. Известны случаи, когда он собственноручно пристреливал мародеров.

О количестве и месте хранения золотого запаса махновской армии до сих пор ничего не известно. По поводу количества можно сказать одно — золота было много. Батька по случаю разгрома деникинской армии «приберег» для своей армии казну генерала Деникина. Но наиболее весомую часть сокровищ Махно составляло золото атамана Григорьева.
Было ваше — будет наше.

В том, что атаман Григорьев лишился своих богатств (а заодно и жизни), винить можно только самого атамана. В 1919 году, при освобождении от белых Одессы, отряды «революционного генерала», как называл себя Григорьев, захватили ценности Одесского государственного банка. Золотой обоз атамана пополнился 124 кг золота в слитках, 238 пудами серебра, и 1 285185 рублями в золотых монетах царской чеканки. Получив нежданно-негаданно такую солидную материальную поддержку, атаман ввел свое войско в зону действия махновцев и принялся сманивать батькиных бойцов, обещая за предательство солидную награду.
Коронной фразой атамана при обращении к сомневающимся было: «Якый же ваш батько Махно командыр, колы у него нема золотого запасу?». Такого поведения Нестор Иванович стерпеть не мог. Батька предложил созвать съезд повстанцев, который и состоялся 27 апреля 1919 года в селе Сентове близ Александрии. Григорьев на съезд явился. После непродолжительного общения с делегатами съезда он был вызван в сад, где его и расстрелял Махно — собственноручно. В тот же момент Махно произвел налет на станцию Александрия, на путях которой стоял эшелон Григорьева с одесским золотом.

Клады, клады.

Что касается местонахождения махновского золота, то этот вопрос до сих пор остается одной из величайших загадок прошлого века. Бежавший в 1921 году в Румынию, а затем во Францию, Махно ничего с собой не увез и умер, как мы знаем, в нищете.

О кладах Нестора Ивановича газеты писали еще в годы Гражданской войны. Судя по некоторым публикациям, крестьяне однажды случайно нашли один из многочисленных кладов Махно. В результате предпринятых чекистами мер в казну страны Советов поступило свыше полутораста килограммов золотых монет, драгоценные камни и изделия из золота. Часть найденных предметов представляла собой большую историческую ценность.

О золоте атамана Григорьева (вернее — Одесского госбанка) нам могут кое-что рассказать сохранившиеся документы ОГПУ. Бывший махновский командир Федор Каретников, вернувшийся в Россию в конце 20-х годов, на допросе показал, что золото было зарыто в ночь с 27 на 28 августа 1919 года в одном из курганов неподалеку от Днепра, в районе Никополя. В те дни армию Махно сильно теснили части белогвардейского генерала Слащева, и Нестор Иванович решил пока запрятать свои ценности. Однако привезенный в эту местность чекистами Каретников так и не смог точно указать местонахождение клада.
В конце 50-х годов места, где бродил арестованный Каретников с агентами ГПУ в поисках клада, были затоплены водами Каховского водохранилища. Возможно, это золото так и лежит там, на дне, в одном из полуразмытых курганов.

В.Николаев «Интересная газета. Загадки цивилизации» №19 2008 г.

http://x-files.org.ua/articles.php?article_id=1380