Сырьевое изобилие как городская легенда ХХ века

А теперь немного грустного юмора. За шесть лет до распада Красной Империи кинематографисты Москвы поднатужились и сняли пропагандистскую агитку «Контракт века» (1985). Единственная ценность этого опуса на целлулоиде заключается в том, что в фильме сыграла Евгения Добровольская. Прекрасно помню то недоуменное молчание, с которым зрители СССР смотрели за шпионскими интригами глупо пафосного фильма. Не будет преувеличением сказать, что в битком набитом зале кинотеатра «Дружба» не менее 30-35% кинозрителей имели печное отопление! Им-то какая корысть в сочувствии к проворовавшейся элите, спасающей свои номенклатурные кормушки за счет планов разбазаривания природных богатств Сибири!

Доллары не помогли. СССР развалился, но в капиталистической России нам предлагают смысловую парадигму, внутри которой основательница спортивной документалистики Лени Рифеншталь демонизируется, а режиссер Александр Муратов и сценарист Эдуард Володарский обеляются. Время от времени «Контракт века» показывают по российским телевизионным каналам. Подозреваю, что где-нибудь в провинции не менее 30% телезрителей по-прежнему выживают благодаря печному отоплению!

Не хочется делать никому рекламы, но в среду, 14 января 2009 года, с 19:30 по 21:40 «Контракт века» показывают на канале «Наше кино». До этого кино крутили по другом каналу. Будет новая неделя – покажут по телеканалу иной информационной ориентации. И без Максима Кононеко и Андрея Ъ-Колесникова пропагандистская машина работает на полных оборотах! Дорогие отечественные телезрители, сходите во двор, нарубите дровишек, насыпьте уголька в прохудившееся ведро, вытрите носики замерзшим детишкам и вволю «слушайте свою песню «Валенки».. сопереживайте титанам подковерных интриг в «детективе» (!?) «Контракт века»…

Я родился и вырос в деревянном доме в Северном Казахстане. Топить печь и выгребать золу – это моя домашняя обязанность с 1973 по 1985 год. Осенью 1985 года я ушел в армию, потом уехал в село. Все это время мои сорокалетние родители топили печь дровами и углем. С 1987 и по 1992 год я учился в Ленинграде. Жил в общежитие с теплыми батареями, а мои пятидесятилетние родители пилили бревна и кололи дрова, топили печь черным углем и по утрам выгребали едкую золу из печи с израсцами. И мои родители и другие русские люди прожили ХХ век без газа. А кто-то прозябал В ЗЕМЛЯНКАХ.

Я многое знаю про подземный мир деревянных домов (звуки, запах, освещение и присутствие животных – мышей или кошки, для которой всегда пилой вырезывали часть крышки) потому, что другой моей обязанностью было посещение погреба, в котором хранилась картошка, стояли банки с соленьями и вареньем. Меня интересовали погреба в домах моих друзей. Но теплый и уютный погреб не землянка.

В Талшике в августе 1986 года комсомольцы-активисты повели меня на окраину райцентра, чтобы познакомить с неблагополучными семьями. В ЗЕМЛЯНКЕ жила 15-летняя красавица и ее отец-алкоголик. Босоногая русская блондинка с ведьмиными глазами каждый день выходила проституткой на трассу и кормилась с рук водителей-дальнобойщиков. У нее не было иного хлеба. Она носила мужскую одежду, пиджаки и ватники с чужого плеча. Водители лесовозов не имели привычки возить с собой женские туфли. Поэтому с мая по октябрь окраинная красавица ходила босиком.

Легко представить культурологический шок очкастого зрителя «Контракта века» и горожанина, зачитывавшегося фантастическими романами о будущем с роботами на атомной тяге, узнавшего, что современники живут в ЗЕМЛЯНКАХ! Больше всего меня поразил тот факт, что с Севера водители-дальнобойщики везли лес в южные республики и в Китай. Много байских особняков и потайных тюрем для рабов было возведено из русского леса, проплывавшего мимо русских землянок… И тогда, и сейчас я полагаю, что в традиционном обществе для такого биологического материала (как красивая молодая женщина) следует строить храмы. Столь прагматично и умно человечество поступало столетиями. Нам только об этом забыли рассказать на школьных уроках истории древнего мира.

История Кокчетавщины показывает, что в землянках русские переселенцы прожили с 1824 по 1826 год. После декабристского восстания были построены деревянные дома. Город обновился к концу века. Последние русские избы по старинке возводились в 1930-е годы. Жить в землянке считалось простительным, если русский человек приходил на новое место осенью и до зимы не успевал срубить избу. В XIX веке русские (казаки) не только считали за позор жить в землянке, но никто никогда даже пьяным не ночевал в погребе! Отсюда легко сделать вывод о том, как к человеческому материалу относились в ХХ веке.

С 1970-х годов (смотри выше бытовые сценки эпохи) и по сегодняшний день миллиарды долларов шли и продолжают идти мимо народного кармана государствообразующей нации. Если кто-то заработал миллиарды золотых монет на торговле природным сырьем, то – по моим субъективным ощущениям, – глобализацией русский мир загнан в заплесневелый погреб без свежего воздуха. Сырьевые доллары тратятся вопреки интересам русского мира. Слабость власти, не способной продать газ подтверждает мою идею о том, что страну нужно закрыть и оптимизировать. Превращать газ и нефть в мусор Европы — это преступление перед человечеством.

В «железном занавесе» (Достоевский бы спросил: а для железа сырье и уголёк откуда привезете – из Польши и из Африки?) ничего плохого не вижу. Мы не Северная Корея. Умели выращивать коров и сажать лес. Думаю, что в Кокчетаве в XIX веке люди жили вполне себе отдельно не только от растлевающей Франции или немецкого Петербурга, но и от чиновников из Омска.

С подачи московских публицистов (Юлии Латыниной и др.) сегодня модно обсуждать тему «цены товара» и его «значения». Экономика мусора предлагает такой пример: допустим, некий художник приобретает килограмм дров. чтобы изготовить деревянную игрушку весом в 100 грамм. Эту игрушку умелец продает в галерею или туристу за 30 долларов. Означает ли это, что «значение» товара или – в рамках классической теории — «цена товара» равняется продажной цене, сумме сделки? Нет.

Для начала надо задаться вопросом, а как ремесленник поступил с отходами производства? Если в какую-то холодную зиму к владельцу отходов пришел сосед и купил 900 грамм поленьев за 3 доллара, то это и обозначает «цену товара». Если начинать разговор о себестоимости товара, то следует проследить производственную цепочку, по которой дерево попало в мастерскую и каким путем (с какими расходами) участники сделки добирались до места передачи товара с рук на руки. И не факт, что выбросы из глушителя грузовика нанесли окружающей среде меньший вред, чем топор лесника (или браконьера), срубившего в лесу несчастное дерево. Сегодня мы имеем такой уровень развития общества, когда оплата за мусор (в лесу и на дороге), — полученный еще до момента доставки товара в руки покупателя, — перекладывается на посторонние хозяйствующие субъекты. Поэтому себестоимость товара в современном мире остается «вещью в себе», мистической доминантой конспирологических отношений покупателя со Вселенной.

В контексте этих размышлений нельзя сказать, что газ или нефть «стоят столько-то». Туркменский газ, который посредник по имени «Россия» продает в Европу, следует оценивать значительно больше стоимости всех сырьевых ресурсов планеты, добавленных до кучи к стоимости бирж и клюшек для гольфа в кабинете топ-менеджеров транснациональных корпораций. Потому что за право кучки богачей в погонах наживаться на сырьевых ресурсах власть России заплатила предательством русских людей, оставшихся в странах СНГ.

Если читатель хотел услышать реплику про Украину, то в августе 2008 года я не разделял танкового шовинизма пьяниц на российских улицах. И сегодня не пылаю ненавистью к Украине и ее политикам. Нормальные ребята поступают себе на пользу. У меня родственники в Чернигове. А вот то, что мы снова влипни во что-то вроде позднего брежневизма — это факт.

Если мы живем в информационном веке, то картина наблюдаемого противостояния подозрительно напоминает, то ли pr-акцию по ускорению строительства амбициозного газопровода Nabucco, то ли шантаж и вымогательство российских рейдеров, желающих попасть в акционеры «Набукко». В конфликте с Украиной — за которой ныне стоят интересы индийского капитала — российская пропаганда переводит стрелки на кого-то, но виновники владеют 40 млрд долларов и тянут трубопровод в Китай. А зачем? Русским и татарским старушкам мерзнуть у печи, чтобы теперь китайцы стали европейцами?

http://polygamist.narod.ru/0300/andronovo.html

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.