ЛЕОНИД ПАЙДИЕВ – “КАКОЙ БУДЕТ ЭКОНОМИКА НОВОГО МИРА?” -1

Человек, которому я не мог отказать в ответе, поставил передо мной вопрос: “Старый мир, без сомнения, умирает. Кризис в мировой экономике неизбежен, чуть раньше или чуть позже. Какой будет новая экономика? Вот что имеет смысл обсуждать”. Готового ответа у меня нет, но кое-что уже очевидно. Во всяком случае, для меня лично…

В последнее время появилось достаточно много свидетельств того, что экономика США вступает в полосу глубокого кризиса. Кризис проявляется, прежде всего, через кризис финансовой системы США, но причины его реально глубже, о чём справедливо написано в работах А.Н. Анисина, А. Кобякова, М. Хазина.

Масштабы и глубина потрясений даже при самом оптимистическом сценарии позволяют утверждать, что итогом его будет резкое изменение всей системы международных финансов, создание нового мира в этой области экономики. Многочисленные изменения 90-х годов приведут к новому качеству международной экономики и международных финансов, системы международных отношений. Будущее многовариантно, и каким оно будет, определяется сегодня.

Убеждён, Господь ещё не принял своего решения. Всё в воле людской и всё зависит от нас, от нашего нравственного выбора.

Какие объективные факторы определят развитие событий?

Позволю напомнить несколько основных положений из своей предыдущей статьи.

1. В чём сила и слабость доллара?

Спрос на доллар растёт по мере развития международной экономики и международной торговли, фондового рынка. В это момент эмитент, банки Федерального резерва США получают выгоду, присваивают сеньораж эмитента.

В моменты спада и даже стагнации деньги высвобождаются, начинают дешеветь. Нужны ликвидные ресурсы для поддержания ситуации. Если их нет – инфляция. Инфляция всегда грозит опрокидыванием эмиссионной пирамиды. Эмиссионная пирамида страдает от тех же рисков, что и пирамида МММ.

Поддержание устойчивости эмиссионной пирамиды требует больших денег. Все помнят, что печатанье новых купюр, изъятие ветхих банкнот и борьба с фальшивками требуют больших затрат, но не меньших затрат требует и организация обращения безналичного доллара. Попросту, нашлось бы слишком много желающих напечатать безналичный доллар, если бы с этим не боролись.

Ради чего такие усилия? Эмиссия даёт прибыль лишь в момент печатанья денег, а потом требует только затрат. Но близость к такой эмиссионной машине даёт огромное конкурентное преимущество в самом прибыльном виде бизнеса – инвестиционной банкинг и страхование. В моменты кризиса ФРС печатает доллары и спасает фондового спекулянта, инвестиционного банкира и страховщика. Европеец же вынужден привлекать средства с открытого рынка. В моменты кризиса инвесторы разбегаются. Поэтому он должен формировать огромные резервы. И поэтому стоимость его услуг намного выше.

В постиндустриальной экономике роль и прибыльность инвестиционного бизнеса растёт многократно. По-настоящему богат не собственник земли, патентов и оборудования, а тот, кто сможет мобилизовать огромные средства для реализации рискованных венчурных проектов. Такую работу могут выполнить лишь финансисты США и больше никто. А будучи фактическими монополистами финансисты с Уолл Стрит или Калифорнии неимоверно завышают стоимость своих услуг.

В 2000 году спад на фондовом рынке, кризис мировых рынков высвободил долларовую массу. В этот же момент Правительство США начало стимулировать экономику печатанием денег.

Такая политика всегда помогала США первыми выйти из кризиса. Инфляционный эффект в этом случае был невелик: рост мировой экономики и торговли требовал увеличения долларовой массы для обслуживания растущего объема расчётов. Неизбежный небольшой уровень инфляции перекладывался на нерезидентов.

Но впервые ситуация изменилась:

Во-первых, появилась альтернативная мировая валюта – евро. И нерезиденты не захотели и не смогли брать на себя бремя инфляции. Спрос на доллары упал, безинфляционная эмиссия стала невозможной. А затраты на поддержание эмиссионной пирамиды с США никто не снимал.

Во вторых, в США накопилось слишком много проблем, которые провоцируют кризис и требуют больших вложений для своего купирования. Если кредит становится недоступным для предприятия-полубанкрота, то пузырь фиктивного капитала сдувается. Эти проблемы проявляются вначале в виде скандала с липовой отчётностью, что мы имеем. Эти скандалы постепенно сдувают кризис, не доводя его до всеобщего обвала в духе 1929 года.

2. Структурный кризис.

Кризис имеет не конъюнктурный и не психологический характер. В США накопилось много проблем, инвестиционные банки перенапрягли возможности эмиссионной машины ФРС. Мощь американской финансовой системы колоссальна, но не беспредельна. США истратили её возможности и доверие иностранных инвесторов на поддержку явных банкротов.

М. Хазин справедливо выделяет в современном кризисе такую составляющую как структурный кризис.

Вложено слишком большое количество средств в отрасли, которые не обеспечат возврата средств, реальная отдача будет ниже прогнозов, заложенных в основу роста стоимости акций этих компаний.

Новая экономика дала реальную отдачу. Но ожидания спекулянтов были больше. Цена акций в разы превышала оценки, основанные на прибыльности этих бумаг, этих компаний. Цена её бумаг завышена в разы по сравнению с традиционным сектором. Тем более особенность продукта новой экономики в том, что авторские права, права собственности там легко нарушить, особенно в лихую годину.

Сфера новой экономики даёт до половины ВВП США. Значит, если ориентироваться на классическую ситуацию кризиса до 25% ВВП США должны сгореть в его пламени. Коррекция должна снизить цену фондового рынка, падение индексов в два – три раза является оптимистической оценкой.

После кризиса 30-х годов долгие годы основой экономической политики США была так называемая политика “встроенных стабилизаторов”. В случае спада экономику стимулировали дешёвыми деньгами ФРС, через механизм снижения учётной ставки, в случае перегрева ставку повышали, и контролёры ужесточали надзор за корпорациями. Ни в коем случае нельзя было допустить, чтобы предприятия-банкроты продолжали экспансию путём перекредитования и эмиссии необеспеченных бумаг. Одним из важнейших критериев перегрева было отношение прибыльности компании к цене акций. При Клинтоне переоценённость акций превысила все мыслимые значения. Надо было принимать меры ещё в 1998-1999 году. Однако коррекцию проводить никто не стал.

США пытались микшировать кризис денежной накачкой. В итоге лишь обострили ситуацию. Окончательно её взорвало появление евро. Крупнейшие финансисты начали хрестоматийную атаку против переоценённого доллара.

Если доллар обесценится на 15% за несколько месяцев, а прогнозируется даже 30% обесценение в течение полугода, спрос на него как средство сбережения упадёт лавинообразно. Это означает быстрый панический обвал курса американской валюты.

М. Хазин обращает внимание, что главным здесь будет утеря долларом своей важнейшей функции – меры стоимости, кризис системы фьючерсной торговли, основанный на долларе. Последствием этого будет неизбежный развал мировых рынков.

Кризис фьючерсной торговли, как и вообще классический экономический кризис больнее всего бьёт по сырьевым отраслям, по массовым сырьевым товарам – хлопку, кофе, нефти. И особенно по производствам с непрерывным циклом и высокими постоянными издержками. Они должны работать до конца, по любой цене, а потом резко рухнуть.

При всех кризисах кредитная система США спасёт своих массовых производителей, тех же производителей зерна и хлопка, а вот странам со слабой банковской системой, типа Египта или России – беда. Нефтянка и металлургия окажутся в трудном положении.

Такой сценарий – катастрофа для мировой экономики.

Для борьбы с таким кризисом традиционные монетарные методы ФРС не работают. Если брать взаймы, доходность, ставки по обязательствам казначейства растут, но тогда проваливается политика низкой учётной ставки. Рост учётной ставки означает – инфляция и банкротство американских корпораций живущих в условиях кредитного перебора. Возможности перезанять закрываются, махинации с бухгалтерской отчётностью одномоментно выходят наружу.

По низкой ставке Правительство США уже занимать не может. Облигации, конечно, скупит ФРС, но тогда избыточная масса долларов ещё больше раскрутит маховик инфляции, собьёт спрос на доллар.

Мой блог находят по следующим фразам

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.