Все возможное случится в одном из множества миров

Пролистывая газету, вы остановитесь на этой странице, подумаете: «Интересно» — и прочтете текст. Другой вы подумает: «Что за чушь» — и продолжит листать дальше. Третий вы вскрикнет и упадет замертво.

Бред сумасшедшего? Вовсе нет, уверяет нас Дэвид Дойч из Оксфордского университета. Наша Вселенная является частью Мультивселенной — царства параллельных вселенных, которые и создают подлинную реальность.

До сих пор в ученом мире Мультивселенная была расплывчатым, плохо определенным понятием. Более или менее четко с ней могли управляться разве что девять принцев Амбера из книг Роджера Желязны.

Дойч же взялся определить структуру Мультивселенной. «Семьдесят лет физики прятались от нее, но больше ее игнорировать нельзя», — говорит он. Потому что Мультивселенная — это не шутка. Она реальна. Настолько, что мы вполне могли бы штамповать новые вселенные и эксплуатировать их.

Ведь только наличием множества миров можно объяснить одну из величайших тайн современной науки: почему мир атомов так непохож на обыденный мир деревьев и столов.

Квантовая механика — наука, которая описывает поведение атомов и их составляющих, — привела нас к компьютерам, лазерам и ядерным реакторам и объяснила, почему светит солнце и почему земля под ногами такая твердая. А еще поведала нам совершенно несуразные вещи об атомах — они могут быть во многих местах одновременно. Этот факт в экспериментах можно наблюдать воочию.

Получается, что атомы могут быть во многих местах одновременно, а большие вещи, состоящие из атомов — столы, деревья, карандаши, — на это не способны. Почему? Примирить противоречие между микроскопическим и макроскопическим — это и есть центральная проблема в квантовой теории.

Согласно Дойчу, «мир столов в точности то же самое, что и мир атомов». Вещи тоже могут быть во многих местах одновременно. Хотя никто никогда не видел такого стола-шизофреника.

Все просто. Если вы наблюдаете стол, который находится в двух местах одновременно, то тогда существуют две версии вас — один, который смотрит на стол, стоящий в одном месте, и другой, который смотрит на стол, стоящий в другом месте.

И значит, для каждой физической возможности, для каждого варианта событий должна существовать своя Вселенная. Есть Земли, где нацисты никогда не приходили к власти, где Мэрилин Монро вышла замуж за Эйнштейна, где динозавры выжили и стали разумными особями, читающими «Тайны и открытия».

Представьте, что Мультивселенная — это своего рода квантовый компьютер. Такие компьютеры эксплуатируют способность квантов быть во многих состояниях одновременно — чтобы делать определенные виды вычислений с невероятно высокой скоростью. К примеру, они могут совершать быстрый поиск в огромнейшей базе данных, на который у обычного компьютера ушел бы срок, сравнимый со временем существования Вселенной.

Такая машина может симулировать любую мыслимую квантовую систему, в том числе и саму Вселенную. Поэтому, чтобы вычислить базовую структуру Мультивселенной, нужно лишь проанализировать квантовое вычисление в общем.

Если информация может свободно течь из одной части Мультивселенной в другую, тогда мы живем в хаотичном мире, где все возможности накладываются друг на друга. Мы в самом деле можем видеть два стола одновременно. А то и сотню-другую. Хуже того — все, что только можно представить, где-нибудь непременно случается.

Построив квантовый компьютер, мы сможем прощупать Мультивселенную. И убедиться, что реальностей в этом мире неизмеримо больше, чем одна-единственная.

«Однажды будет построен квантовый компьютер, который будет совершать больше одновременных вычислений, чем существует частиц в нашей Вселенной, — объясняет Дойч. — Поскольку Вселенная, как мы ее знаем, не имеет таких вычислительных ресурсов, где они будут сделаны?» Только в других вселенных.

Представьте, что у вас есть квантовый персональный компьютер и вы ставите перед ним проблему. Бесчисленные множества вариантов вашего компьютера расщепляются от этой Вселенной в свои собственные, локальные вселенные и параллельно работают над проблемой. Секундой позже карманные вселенные вновь объединяются, и параллельные наработки соединяются воедино для ответа, высвечивая его на вашем экране. Правда, в настоящий момент даже крупнейшие квантовые компьютеры могут проявлять свои чудеса на примерно 6 битах информации. С точки зрения Дойча, это означает, что они эксплуатируют себя в двух в шестой степени вселенных — то бишь всего в 64 из них.

Но что означает наличие Мультивселенной для нашей повседневной жизни?

Только то, что все возможное случается. Где-нибудь в другом мире произойдут другие варианты событий, так или иначе касающихся вас. И какой же смысл тогда делать выбор в пользу лучшего, если все непременно случится — даже самое худшее? Мы можем просто не вставать с постели или покончить жизнь самоубийством.

Дойч не согласен. Выбор все одно возможен. В классической физике, по его словам, не было такого слова, как «если»; будущее было абсолютно обусловлено прошлым. Не могло быть никакой свободы выбора. В Мультивселенной, однако, существуют альтернативы, любые возможности действительно реализуются. «Делая правильный выбор, поступая правильно, мы увеличиваем количество вселенных, в которых версии нас живут правильной жизнью, — говорит он. — То, что вы совершаете ради лучшего, увеличивает долю вселенных, в которых свершаются благие дела».

Будем надеяться, что ваше решение прочитать эту статью было правильным выбором. Что оно чуть-чуть улучшит положение в этом мире. И во всех остальных мирах.

Александр КОЛОТОВ, Валентина БОГОМОЛОВА

Мой блог находят по следующим фразам

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.