Пластические операции.

Если человечество не захлопнет его, пластические операции станут такими же привычными, как стрижка волос

А в больницах режут лица…

Будильник Дирка Рихтера звонит в шесть утра. Герр Рихтер встает, завтракает бутербродом с сыром и — едет в клинику. Эта Кельнская больница была основана в 1865 году монахами, называвшими себя “бедные служители Иисуса Христа”. Прошло полтора столетия — теперь в клинике правят бал богатство и мирская суета. Здесь делают пластические операции. Врач Дирк Рихтер целыми днями корректирует носы, увеличивает груди и уменьшает жирные бока. Желающих улучшить внешность столь много, а стоит это удовольствие столь недешево, что скоро герр Рихтер станет завтракать бутербродом с икрой…

Не родись красивым — так стань им!

Ежегодно только в Германии делается 300 000 пластических операций. Вдумайтесь: ежегодно все население маленького города ложится под нож хирурга-пластика. При этом ФРГ отнюдь не впереди планеты всей: Америка, Франция и, главное, Италия шагнули еще дальше. Популярнее всего на Западе подтяжка лица, отсасывание жира (липосакция) и ринопластика (коррекция носа). На другом конце света, в Южной Корее, каждая вторая молодая женщина изменяет разрез глаз. “Европеизация” глазок в Корее нынче — самый-самый подарок на совершеннолетие дочери. В Москве ежегодно проводится до 10 000 операций. В Красноярске — до 1000. А вообще, примерно 16% землян недовольны своим внешним видом настолько, что были бы не прочь исправить дефекты с помощью скальпеля. Признайтесь, вы тоже с увлечением разглядывали фотографии “до” и “после” в журналах и рекламных буклетах!

…По легенде, еще Гален — древнеримский врач, придумавший, кстати, вивисекцию — жестокие эксперименты над животными, — умудрялся выпрямлять своим пациентам носы. Однако как таковая пластическая хирургия явилась миру во времена I Мировой войны: как студенты-скульпторы учатся лепить человеческие головы, разминая в руках кусок глины, так же учились и врачи, только вместо глины они тренировались на изуродованных солдатских лицах. И очень долго эта отрасль медицины служила именно для устранения уродств: человек попал в аварию и размозжил нос; у другого из-за базедовой болезни зрачки начали касаться стекол очков и т.д. Кстати, в наши дни во всем мире пластические операции, показанием к которым является не только желание пациента, но и медицинские факторы, оплачиваются государством. В Германии, например, за счет казны можно мало того что удалить горб, но даже скорректировать лопоухость и курносость, ведь они, по мнению психологов, приводят к неуверенности и прочим комплексам. Ну а как искусство ради искусства “эстетическая” хирургия поначалу котировалась разве что в Голливуде: Грета Гарбо, Мэрилин Монро — скальпель, точно ретушь, подправлял кинодив…

Но “культ красоты” червячком сомнения вгрызся в современное общество. Разве сегодня можно стать счастливым, не будучи безупречным красавцем? “Нет!” — диктуют ответ ТВ и глянцевые журналы. И колонны пациентов шествуют в клиники. “Конечно, рано или поздно все мы умрем, но никто из нас не состарится и не станет безобразным!” — начертано на их знаменах.

Год от года клиентура хирургов-пластиков становится многочисленнее и моложе. В США пятая часть пациентов — люди до 35. Если раньше первую подтяжку лица женщины делали в 50-60 лет, то теперь на операции настаивают 30-летние. Часто приходят к врачам и подростки: даже не дождавшись, пока их череп полностью сформируется и кости лица перестанут расти (это происходит годам к 18-20), они уже рвутся исправить носы и скулы. Едва оформившиеся 16-летние девочки уже увеличивают грудь. И тон здесь задают столь же юные, как и поклонницы, кумирши: в 1999 году 17-летняя Бритни Спирс легла в клинику будто бы подлечить колени, однако выписалась певица с изрядно округлившимися формами. Впрочем, это еще куда ни шло. Но некоторые юницы, напротив, уменьшают грудь! На эту экзекуцию идут, к примеру, 15-летние манекенщицы, участвующие в показах одежды от Вивьен Вествуд, ведь кутюрье наставляет их: “Будьте тощими, как рыбий скелет!” “А что такого?! — пожимают плечиками топ-модельки. — Лет через десять, когда мы закончим карьеру, доктора вернут нам все назад!”

Пугачева и Гурченко едва не умерли

Ответственных и профессиональных (к сожалению, не все из них таковы) пластикохирургов пугает то легкомыслие, с которым люди в последнее время относятся к их услугам. “Ха! — думает какой-нибудь Сан Саныч, глядя на схуднувшую после очередных липосакции и лифтинга Аллу Пугачеву. — Небось, не так это страшно, раз Пугачиха без конца оперируется! Надо б деньжат скопить да и свою Зинку отправить — пущай жирок-то подрежет!” На самом деле, хотя пластические операции иногда и называют косметическими, они — совсем не то, что процедуры в косметологическом салоне. Они, как и всякое хирургическое вмешательство, связаны с болью, дискомфортом, постоперационной депрессией, осложнениями и даже с риском для жизни. К слову, Алла Пугачева чуть не умерла, неудачно “перекроив” грудь в швейцарской клинике. Серьезные неприятности со здоровьем имела и Людмила Гурченко, которая, по слухам, ложилась под нож чаще всех из отечественных звезд, даже чаще, чем Игорь Наджиев с его девятью операциями. Наконец, вполне возможно, что Наталью Гундареву довела до инсульта в том числе и неоднократная пластика: у Натальи Георгиевны “барахлили” сосуды, а людям с сердечно-сосудистыми болезнями операции, в общем-то, не показаны.

Другие противопоказания: диабет, гипертония, ревматоидные артриты, кожные патологии, плохая свертываемость или чрезмерная “густота” крови и уж тем более — болезни крови. Операции по коррекции груди не показаны — и категорически! — женщинам с опухолями молочных желез и мастопатией. Разумеется, к графе “против” относится и непереносимость наркоза. Даже такие “мелочи”, как курение или менструация, повышают риск осложнений. Например, у курящих женщин после пластики груди куда чаще случается некроз тканей. Поэтому врачи рекомендуют отказываться от сигарет как минимум за месяц до операции и воздерживаться от них в течение месяца после, а также ни в коем случае не ложиться под скальпель в критические дни. Кроме того, не стоит делать пластику в июне-августе — летом организм восстанавливается хуже.

Но некоторые чересчур ретивые пациенты так мечтают похорошеть, что скрывают от врача истинное состояние здоровья. В одном из институтов был случай: пожилая женщина утаила от хирургов, что перенесла инфаркт, — после лифтинга ее еле выходили.

Впрочем, еще страшнее, если врут врачи. Необычайный спрос на услуги пластиков превратил это некогда “искусство от медицины” в банальный бизнес: в первую очередь — деловая хватка и жажда наживы, и только потом — медицинские навыки и умения. Лишь один факт: 15 лет назад в Москве было 2 пластические клиники (подконтрольные Минздраву Институт красоты и НИИ косметологии), теперь их — сотня, меж тем в мединститутах на пластикохирургов по-прежнему не учат. К операционным столам встают экс-терапевты, стоматологи, окулисты — дилетанты и халтурщики, окончившие 3-недельный курс “Лифтинг для начинающих”. Или же скальпелем орудуют люди нечистые на руку.

От горе-докторов не застрахованы даже VIP-пациенты — всем памятен скандал с Майклом Джексоном: хирург-пластик вкалывал ему снотворное, а затем раздевал и фотографировал. А недавно в Майами-Бич полиция задержала 58-летнего Ренальдо Сильвестра: он оперировал, не имея лицензии, вместо наркоза использовал успокоительное для… скота, а вместо скальпелей — кухонные ножи. Среди клиентуры Сильвестра тоже попадались знаменитости: артисты, модели. Что уж говорить о простых смертных! В Дортмунде (Германия) врач во время отсасывания жира проткнул пациентке тонкую кишку — женщина умерла…

Не удивительно, что на пластиков так часто подают в суд. В Москве в Общество по защите прав потребителей ежемесячно обращаются с десяток человек, недовольных результатом операции. Часть дел доводится до суда, и тогда клиника проводит повторную операцию (естественно, бесплатно) или… едва не разоряется, выплачивая компенсацию! Впрочем, случаются и встречные иски: доктора уличают клиентов в том, что они жульничают и придираются в надежде вернуть деньги. Так и судятся “по кругу”!.. На Красноярский институт медицинских проблем Севера тоже подавали в суд. Да не кто-то, а, как утверждает телекомпания ТВК, экс-кандидат в губернаторы края Игорь Приймак — он исправлял нос и остался разочарован. Но тот процесс выиграли врачи, и за 11 лет существования клиники это один-единственный случай, когда им пришлось судиться.

Чтобы не таскаться по судам, докторам и их пациентам стоит стать взаимно ответственными. Пациенты должны четко представлять, как хотят выглядеть в результате операции. Благо оценить варианты нынче можно с помощью компьютерного моделирования лица. А врачи, в свою очередь, не имеют права не предупреждать клиентов о возможных осложнениях: гематомах, кровотечениях, повреждении нервов и мышц, инфекциях или… швах, вылетающих из прооперированного носа при каждом “апчхи!”. Хорошие хирурги расскажут и о том, насколько мучительный и долгий процесс заживления предстоит после: порою синяки и отеки не проходят в течение месяцев, и все это время человек переживает депрессию, сравнимую с послеродовой. Кроме того, пластик, если он не шарлатан, никогда не посулит невозможного: нельзя из талии в 100 сантиметров сделать “модельные” 60, нельзя кардинально изменить форму носа и превратить “картошку” в “орлиный клюв”, да и вообще, невозможно из живого лица, точно из дерева, вырезать портрет Клаудии Шиффер. Хирург может лишь скорректировать ВАШУ СОБСТВЕННУЮ индивидуальную внешность, но не наделить вас чертами кого-то другого. Да и это только в том случае, если ему не удалось… отговорить вас от операции!

Бух в котел — и там сварился!

Безусловно, удачно проведенная пластическая операция повышает самооценку, придает силы и, более того, становится стимулом к дальнейшей жизни. Как говорит активная сторонница пластики Татьяна Догилева (она подтянула лицо и “отрезала” веки): “Главное не то, как изменилось твое лицо, а что сама ты в связи с этим почувствовала. Появляется уверенность, исчезает комплекс неполноценности, настроение улучшается”. Вот и про Аллу Борисовну ходит слух, что после операции она на время становится сдержанной, спокойной — шелковой, одним словом. Актрисы и звезды шоу-бизнеса — это вообще отдельная тема. Хотя среди них и встречаются противницы хирургии красоты: Брижит Бардо например, или Анна Маньяни, — все же пластика звездам, что называется, по штату положена. Та же Догилева утверждает: “Помятая внешность — это своего рода актерская халтура, неуважение к зрителю. А я не халтурю!” Ей вторит София Ротару: “Я не имею права выглядеть неэстетично так же, как не имею права фальшиво петь. Поэтому к пластике отношусь нормально: если что-то нужно поправить — без вопросов!” Из-за океана к хору присоединяется Деми Мур (липосакция, ринопластика, увеличение груди): “Если меня хотят видеть прекрасной, я буду ложиться под нож столько, сколько нужно”. Впрочем, согласно исследованиям, большинство клиентов хирургов-пластиков — это не актрисы и не сорящие деньгами жены новых русских, а энергичные, самостоятельные дамы, бизнес-вумен средних лет и среднего достатка. Те, которые с первой лишней тысячи долларов едут в отпуск в Турцию, со второй — покупают дубленку, а уж на третью подтягивают лицо, рассуждая при этом так: “Почему я должна выглядеть на 50, если в душе мне 35 и я на пике своего профессионального, личностного и, хм-хм, сексуального развития?” В случае успеха такие женщины не только достигают гармонии между внутренним и внешним, но даже… дольше живут! Американцы выяснили, что подтяжка лица на 10 лет продлевает жизнь!

Однако иногда на пластику возлагаются завышенные ожидания, причем именно психологического толка. Вот тут-то хирург и должен задуматься: “Мой ли это пациент? Или следует отправить его к психотерапевту?” Ведь одно дело, если люди комплексуют из-за косоглазия или “заячьей губы”. Врач из Сан-Франциско Каролина Клайн говорит про такие случаи: “Это то же самое, что напялить на человека отвратительное, уродующее его платье и принудить носить ЭТО всю жизнь, не снимая”. Но совсем другое дело, если кто-то, неуверенный и неуспешный, “валит” все свои неудачи на вполне нормальную и даже миловидную внешность, наивно полагая, что стоит изменить ее, как тут же наладиться остальное: устроится личная жизнь, сложится карьера, появятся деньги, а сосед-алкоголик перестанет шуметь по ночам. Как иллюстрацию Клайн приводит 28-летнюю Сару: симпатичная девушка ругала себя “уродкой” и умоляла сделать ее похожей… на старшую сестру. Оказалось, Сара с детства завидовала Розе: та лучше училась, и ею гордились родители, была общительной, и ее окружали друзья, и новые платья покупали ей — старшей, а Сара их донашивала, когда же сестры выросли, Роза удачно вышла замуж и сделала карьеру, а у Сары не получилось ни того, ни другого. Разумеется, доктор Клайн отказалась оперировать Сару.

Некоторые пациенты хирургов-пластиков нуждаются в помощи уже не психотерапевтов, а психиатров. Это люди, страдающие дисморфофобией — ненавистью к своему телу. Классические примеры: Майкл Джексон с двадцатью операциями на одном лишь носу (в итоге кончик этого носа отвалился прямо во время пресс-конференции короля попа) и Лоло Феррари. Урожденную Ив Валуа ненавидела родная мать, Ив считала: это оттого, что она — дурнушка, типичный гадкий утенок. И вот Ив начала превращаться в “лебедя”: в общей сложности она несколько лет провела на операционном столе, скорректировала губы, лоб, нос, скулы, брови, живот, но главное — грудь. Занесенная в “Книгу рекордов Гиннеса” “мисс Бюст” перенесла 22 (!) операции и увеличила объем своих прелестей с данных природой 95 см до 130 см. Каждая ее грудь весила 2,8 кг, а размер бюстгальтера — Лоло носила его 24 часа в сутки — был слоновьим — 54 G. Порнозвезда не могла спать на животе, а во время пеших прогулок часто делала передышки, присаживаясь на корточки. Она не летала на самолетах после того, как однажды во время перелета протез в ее груди… лопнул от перепада давления. Наконец, сескс-бомба жила в постоянном страхе: вдруг какой-нибудь маньяк проткнет ее “шары”?! Чтобы избавиться от кошмара, Лоло глотала транквилизаторы и — продолжала ложиться под нож! “Операции — мой наркотик! — говорила она. — Это так здорово: провалиться в черную дыру сна и проснуться измененной”. Лоло умерла в 30 лет. По одной из версий, из-за того, что ее ребро сломалось под тяжестью груди и проткнуло сердце.

…Кстати, когда в 16 лет Ив-Лоло удрала из отчего дома, она прихватила с собой одну-единственную вещь — куклу Барби, свой идеал. “Синдром Барби” — вот то, с чем нередко сталкиваются пластикохирурги. Некоторые родители и не подозревают, какую чудовищную установку дают дочке, когда, даря куклу, замечают вскользь: “Расти такой же красивой!” Что если девочка и вправду задумает стать такой? Как американка Синди Джексон — женщина, перенесшая, согласно Книге рекордов Гиннесса, больше всего пластических операций. Правда, она заполучила “синдром Барби” благодаря не родителям, а… бойфренду: он держал куклу за эталон, и Синди решила эталону соответствовать. За 9 лет она оперировалась 27 (!) раз и потратила на это $99 600. На счету 45-летней мисс Джексон: три подтяжки лица, две ринопластики, коррекция губ, подбородка, челюстей, а также коленей, живота, бедер, ягодиц, увеличение, а после уменьшение груди, татуаж и — самое страшное — удаление нижних ребер (чтобы сделать тоньше талию). В Америке Синди называют не иначе как Bionic woman — из своего, природного, у красотки осталась разве что нижняя губа! Но тот парень, ради которого она так старалась, все равно ушел! Увы, тех, кто ступил на тропу “эстетической” хирургии в погоне за личным счастьем, ждут разочарования. Так же как и тех, кто стремится к неземной красоте и вечной молодости. Почти по Ершову: “Царь велел себя раздеть / Два раза перекрестился / Бух в котел — и там сварился!” Пластикохирург может лишь слегка улучшить внешность и, как следствие, самочувствие. Но он не превратит золушку в принцессу!

Экология тела и духа

Споры вокруг “эстетической” хирургии касаются еще вот чего. Пластические хирурги, в отличие от других докторов, не столько помогают страждущим, сколько вмешиваются во вполне здоровые организмы, “засоряя” их инородными веществами, которые неизвестно еще как аукнутся. Хирургия красоты, поправ главную заповедь медиков — не навреди, — нарушает экологию человеческого тела, спорит с самой природой. И кто знает, какой “экологической катастрофой” это грозит?

Общим местом уже стали “страшилки” о вреде силикона. Но с тех пор, как в 1960 году Томас Кронин и Фрэнк Джироу впервые вживили силиконовые “обманки” в женскую грудь, этот материал остается номером один в увеличении груди. Его не могут потеснить ни раствор соли, булькающий во время секса, ни соевое масло, вредно влияющее на репродуктивную функцию, ни гели, перетекающие в подмышки или на живот, ни собственный — из живота и ягодиц — жир пациенток, который приживается лишь на 30%. Объем продаж концерна Polytech Silimed, выпускающего силиконовые имплантанты, по-прежнему растет на 20% в год, и только в Германии 35 000 женщин ежегодно увеличивают грудь с помощью силикона.

Коллаген — белок, получаемый из костей и хрящей коров, стоящий по сотне евро за ампулу и расходуемый в пластических клиниках тоннами, — отнюдь не изучен до конца. Можно только гадать, что станется с пухлыми губешками Мэг Райан!

А во что превратится пропилингованная кожа Эдиты Пьехи? Пилинг — это омоложение… кислотой! Эпидермис на лице выжигается и тем самым принуждается к новому росту.

Лазер недаром сделался синонимом оружия с подачи “Звездных войн”! Он не только лечит: удаляет родинки, морщины, мозоли, бородавки, а также пигментные пятна со старческих рук. Он еще и калечит. Например, у мужчин весьма популярно лазерное удаление волосков с груди и спины: луч раз и навсегда изжигает фолликулы, но на коже — опять-таки навсегда — остаются пятнышки-ссадины. Еще страшнее такие “побочные эффекты” лазера как ожоги, шрамы, повреждение капилляров.

Но это цветочки! “Ягодкой” является последнее ноу-хау индустрии красоты — ботокс — сильнейший яд! Британские военные ученые придумали его еще в 40-е годы прошлого века. И вот теперь в пропорции ложка на десять тонн (!) воды яд применяется в медицине. Тончайшей иглой врач впрыскивает пациенту капельку раствора в лоб: пара минут — и лоб гладкий! Еще бы! Ботокс парализует лобный нерв и по сути умерщвляет мышцы лба: отныне, как ни хмурься, верхнюю часть лица не омрачит ни единая морщинка, ведь она — эта часть — мертва! В Европе процедура стоит 400 евро, и пациенты — в основном женщины от 35 до 45 — выстраиваются в очередь. В конце концов, на укол решиться куда проще, чем на операцию, а последствия… кого они волнуют?! Во всяком случае, Мадонну и Романа Виктюка точно нет!

…Пионер германской пластической хирургии Готтфрид Лемперле вздыхает: “Для чего мужчины раньше ходили на пляж? Разглядывать женские тела. А теперь? Смотреть на достижения медицины?! В мое время оперировались единицы, ныне же каждая вторая женщина — искусственная! Почему-то это считается привлекательным…” Да, это считается привлекательным. “Лучше силиконовая, но грудь, чем естественные, но “уши спаниеля”!” — вот девиз нового времени. И хотя в Италии молодежь устраивает демонстрации (!) против пластических операций (“Нам нужны живые, а не пластмассовые матери и подруги!” — заявляют демонстранты), все же пластика становится все популярнее. Мир идет войной против того, что непривлекательно внешне. Между “сосудом, в котором пустота” и “огнем, мерцающим в сосуде” люди делают однозначный выбор. И психологи уже говорят о дискриминации по внешним данным и об эстетическом расизме. Ящик Пандоры открывается все шире…

Если человечество не захлопнет его, пластические операции станут такими же привычными, как стрижка волос: в 18 лет — основательная коррекция, в 30 — липосакция и пилинг, в 50 — подтяжка лица, далее — знак “бесконечность”. А те, у кого не достанет духу или денег, останутся в изгоях.

Евгения САВИНА

Мой блог находят по следующим фразам

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.