Менять женщин, как хромосомы. А хромосомы — как перчатки.

Мы просто станем чуточку лучше

Что знают сегодняшние папы и мамы о своем еще не рожденном малыше? Знают его пол — определили с помощью УЗИ. Знают, благодаря тому же УЗИ, что кроха “практически здоров”. Знают, как его зовут, если, конечноо, уже придумали имя. А что будут знать родители будущего? Все! Но вот к чему это приведет?..

Какого сыночка закажем?

Ученый-футуролог Грегори Сток из университета Калифорнии говорит: “Это в пприроде человека — постоянно меняться, совершенствоваться. И к концу тысячелетия мы изменимся настолько, что будем уже чем-то большим, чем просто людьми”.

Ученый не уточняет, что имеется в виду, но, судя по его описаниям, мы превратимся в эдаких человечков из конструктора “Лего”, а уж наши дети — и подавно. По прогнозам м-ра Стока, уже лет через 10-15 люди начнут не рожать (фи, какой архаизм!), а “конструировать” детей. Повсеместное распространение получит метод ЭКО — экстракорпорального оплодотворения “в пробирке”. Но не потому, что люди начнут испытывать трудности с естественным зачатием, а потому, что в лабораторных условиях, в пробирке, станет возможным проводить так называемую “предымплантационную диагностику” и решать: а нужен ли вообще ребенок с такими качествами? Может, пока не поздно, создать другой, лучший зародыш, а этот спустить в унитаз? Самое невероятное, что диагностировать станут не только предрасположенность бэби к болезням, но и его интеллект, одаренность в сфере искусств или спорта, черты характера и даже цвет глаз!

Естественно, что следующим за диагностированием шагом станет улучшение, оптимизация перечисленного. Уже через 20-30 лет начнут рождаться младенцы (наши внуки и правнуки!) с модифицированным генетическим кодом. Еще на той самой лабораторной, пробирочной стадии им инъецируют хромосомы с желаемыми генами, и через девять месяцев они появятся на свет: генетически защищенные от рака и СПИДа, с IQ 120 пунктов, музыкальные, как Джон Леннон, или спортивные, как Майкл Джордан, сине- или кареглазые — словом, такие, какими их по заказу мам и пап создадут ученые-селекционеры.

Что дальше? А дальше родители “заказывают” дочку с искусственной хромосомой новейшей версии — назовем ее 2.0. Дочка рождается, вырастает всем на загляденье и решает, что хромосома 2.0 устарела — пора сменить ее на хрромосому 5.9, защищающую одновременно и от рака, и от целлюлита, и от старения. Звучит, конечно, фантастично, но ученые уверены в реальности этого. Они не сомневаются, что к концу ХХI века станет возможным оптимизировать генные коды не только на стадии зачатия, но и во все периоды жизни. Во всяком случае, эксперименты с искусственными хромосомами на мышах уже прошли успешно.

Так что, вполне возможно, наши потомки станут менять гены так же, как мы меняем туфли и перчатки: покупаем новые, когда старые снашиваются или выходят из моды. Интересно, появится ли тогда выражение “Менять женщин, как хромосомы”?

О, дивный новый мир

Однако всякая палка, как известно, имеет два конца. И пока увлеченные своими опытами исследователи-евгеники ломают головы над тем, как улучшить каждого отдельно взятого человека, специалисты другого профиля пытаются спрогнозировать: как улучшенные люди будут жить сообща? Картина, прямо скажем, получается невеселая…

Американский политолог Фрэнсис Фукуяма в своем труде “Наше постчеловеческое будущее” мрачными красками рисует такие, например, штрихи к портрету дивного нового мира.

* Генная инженерия, разумеется, увеличит — и весьма! — продолжительность жизни. Уже сегодня в США 70 000 столетних старцев — целый городок! А лет через 20 количествво древних стариков возрастет на несколько порядков! Последствия этого демографического коллапса — переполненные дома для престарелых, молодежь, которая только тем и занимается, что ухаживает за старшими, перенаселенность, геронтократические тенденции в политике и экономике.

* Личность нивелируется, ведь фармакологические новинки сделают нас не только одинаково здоровыми, но и просто одинаковыми: склонным к депрессии меланхоликам врачи пропишут препараты, позволяющие воспрянуть духом, гиперактивным холерикам — успокоительное и т.д. Возможно, фармация сотрет даже психологические различия между мужчиной и женщиной. В итоге наш мир прревратится в мир стандартных андрогинов.

* Технологии клонирования и генетического селекционирования позволят “производить” людей — точь-в-точь так, как писал антиутопист Олдос Хаксли. И уже не папа и мама, а государство начнет “заказывать” солдат, спортсменов, философов. Государство же станет их растить и воспитывать, а значит, исчезнет институт семьи и атрофируются родственные чувства, связывающие людей.

* В то же время генное совершенствование — дорогое удовольствие, и не всякому окажется по карману прикупить хромосому из “новой осенне-зимней коллекции”. Следовательно, человечество разделится на касты. Будут генетически совершенные, генетически не совсем совершенные и “генетический хлам” (или как это назовут?). Отсюда — олигархия и плутократия, классовая рознь, социальные конфликты, революции, войны.

Фрэнсис Фукуяма (кстати, он — члеен Совета по этике правительства США) в своих зарисовках о “постчеловеческом будущем” часто использует следующую метафору: люди, начав генетически оптимизировать кто интеллект, кто здоровье, кто мускулатуру, в конце концов превратятся в… собак с их многочисленными породами, каждая из которых примечательна чем-то конкретным — шерстью, клыками, сторожевыми качествами.

Но те, кто не верит в страшилки Фукуямы, именно этой метафорой и разят его наповал. Биолог из Массачусетса Рудольф Яниш говорит: “Пусть так! Пусть мы будем, как собаки! Но зачем Фрэнсис рассказывает о каких-то “волках”, которые захватят власть в стае? В конце концов, люди тысячелетиями селекционируют собак, но никому еще не удалось превратить собаку ни в волка, ни в сверхволка. Точно так же никому не удастся превратить человека в сверхчеловека. Мы просто станем чуточку лучше, но при этом останемся нормальными собак… прошу прощения! Людьми!”

Евгения САВИНА

Мой блог находят по следующим фразам

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.