ЛСД был не первым галлюциногеном.

Жизнь в борьбе утомляет. Жить нужно в кайф! И вот от склок, нелюбимых, неприятностей мы бежим к удовольствию, несемся стремглав, лишь бы ухватить его за хвост, поймать, словить. Погоня недолга, ведь с нами — последние научные достижения. Раз — и он извивается в потных от перевозбуждения пальцах, два — и еще дрожат нервно ноздри, но уже в каждом зрачке — вселенная, три — и обмякло-расслабилось тело: «Кайф…». И снова в погоню. Мы зависим от него. Он медленно, но добросовестно пропитывает всю нашу жизнь. И вот — финита. Ты подсел. Плотно. Еще жеманишься перед собой: «Я — наркоман? Ах, оставьте, ведь это не героин!» Но тебя уже ломает без ежедневной дозы. И жизнь тебе теперь не в кайф… Сегодня в рассылке — о двух из многочисленных «заменителей счастья».

На что садятся умники

Заядлые наркоманы готовы часами обсуждать свои впечатления от наркоты любого вида и типа. Но даже самые отпетые из них на вопрос об ЛСД лишь угрюмо бурчат: «Это для сильно умных». Да, действие ЛСД весьма необычно: одни полностью уверены, что перевоплощаются в птиц, другие ненадолго обретают вселенское знание, третьи… В общем, у каждого свое.

Средство от мигрени

Об ЛСД существует много мифов. Например, что он возник совершенно случайно — в рамках создания средства от мигрени. Или что его делали в военных целях, а потом американский писатель Кен Кизи якобы умудрился умыкнуть поразившее его вещество из военной лаборатории и понес его в массы. Все это верно, но лишь отчасти.

История началась в 30-е годы прошлого века в исследовательской химико-фармацевтической лаборатории компании «Сандоз» в Базеле (Швейцария). Туда после окончания Цюрихского университета поступил под начало профессора Артура Штолля тогда еще никому не известный Альберт Хоффман. Сотрудники лаборатории пытались выделить основные действующие вещества известных лекарственных растений. Взор Альберта Хоффмана остановился на спорынье.

Шуточки спорыньи

Упоминания спорыньи как лекарственного грибка впервые встречаются у франкфуртского целителя Адама Лонитцера в 1582 году. Он утверждал, что она использовалась повивальными бабками с незапамятных времен. Однако официально в медицину спорынья вошла лишь в 1808 году. Но ненадолго: медики быстро поняли опасность неточной дозировки и отказались от нее.

Новая эра в изучении спорыньи наступила в начале 1930-х, когда два сотрудника Нью-йоркского института Рокфеллера В.А. Джакобс и Л.С. Крэйг смогли выделить ядро, общее для всех алкалоидов. Они назвали его лизергиновой кислотой. Именно этой кислотой и занялся Хоффман. Он поочередно соединял лизергиновую кислоту со все новыми веществами. А получающиеся соединения, не мудрствуя лукаво, называл цифрами в порядке их получения. Двадцать пятым веществом стал ЛСД, названный в лабораторных записях ЛСД-25. И после фармакологического тестирования ЛСД признали (внимание!)… неинтересным!

ЛСД забыть нельзя!

На пять лет о нем забыли. Так бы и остались хиппи без нового божества, если бы не Хоффман. Ему не давала покоя мысль, что с ЛСД все не так просто, как кажется. И в 1943 году он повторил синтез.

Тогда и произошла первая в мире интоксикация ЛСД-25. Работу Хоффман прервал из-за необычного ощущения, напоминающего опьянение. Он отправился домой, прилег на диван и погрузился в сноподобное состояние, сопровождавшееся красочными картинками. Это продолжалось два часа.

Как ЛСД-25 попал в организм, Хоффман не мог понять: обычно он соблюдал технику безопасности на 100%. Решив, что немного вещества попало в кровь через кожу на кончиках пальцев, он ужаснулся его необычайной силе действия. Хоффман решил поэкспериментировать на себе и ввел ЛСД-25 уже внутривенно. Дальнейшее описание эксперимента лучше передать непосредственно ему.

Одержимый демоном

«Я мог писать последние слова лишь с большим усилием. Теперь мне стало ясно, что именно ЛСД был причиной удивительного происшествия в предыдущую пятницу, поскольку изменения в восприятии были теми же, что и раньше, только более сильными. Мне приходилось напрягаться, чтобы говорить связно. Я попросил моего лабораторного ассистента, который был информирован об эксперименте, проводить меня домой. Мы отправились на велосипеде, так как автомобиля не было из-за ограничений военного времени. По дороге домой мое состояние начало принимать угрожающие формы. Все в поле моего зрения дрожало и искажалось, как в кривом зеркале. У меня было чувство, что мы не можем сдвинуться с места. Однако мой ассистент сказал мне позже, что мы ехали очень быстро. Наконец мы приехали домой, целые и невредимые, и я едва смог обратиться с просьбой к своему спутнику, чтобы он позвал нашего семейного врача и попросил молока у соседей.

Несмотря на мое бредовое, невразумительное состояние, у меня возникали короткие периоды ясного и эффективного мышления: я выбрал молоко в качестве общего противоядия при отравлениях.

Головокружение и ощущение, что я теряю сознание, стали к этому времени настолько сильными, что я не мог больше стоять и мне пришлось лечь на диван. Окружающий меня мир теперь еще более преобразился. Все в комнате вращалось, знакомые вещи приобрели гротескную угрожающую форму. Женщина возле двери, которую я с трудом узнал, принесла мне молока — на протяжении вечера я выпил два литра. Это была не фрау Р., а, скорее, злая коварная ведьма в раскрашенной маске.

Еще хуже, чем эти демонические трансформации внешнего мира, была перемена того, как я воспринимал себя самого, свою внутреннюю сущность. Любое усилие моей воли, любая попытка положить конец дезинтеграции внешнего мира и растворению моего «я» казались тщетными. Какой-то демон вселился в меня, завладел моим телом, разумом и душой. Я вскочил и закричал, пытаясь освободиться от него, но вещество, с которым я хотел экспериментировать, покорило меня. Я был охвачен страхом сойти с ума. Я оказался в другом мире, в другом месте, в другом времени. Казалось, что мое тело осталось без чувств, безжизненное и чуждое. Умирал ли я? Было ли это переходом? Временами мне казалось, что я нахожусь вне тела, и тогда я ясно осознавал — как сторонний наблюдатель — всю полноту трагедии моего положения. Неужели я должен преждевременно покинуть этот мир из-за диэтиламида лизергиновой кислоты, которому я же сам и дал рождение?»

Хоффман не сомневался, что уж теперь-то ЛСД-25 медицина заинтересуется. В первую очередь учреждения, находящиеся за зеленым забором. Первой реакцией на его новый отчет было недоверие: не ошибся ли Альберт в написании цифр дозы? Ведь до этого не было известно ни одного психоактивного вещества, вызывающего реакцию в меньших миллиграмма (доза ЛСД-25 на три порядка меньше) количествах. Существование такого препарата казалось почти невозможным. Однако все подтвердилось.

Настал черед экспериментирования над несчастными подопытными животными. ЛСД вводился и кошкам, которые начинали бегать от мышей, и паукам, паутина которых становилась более правильной, и собакам, которые лаяли на стены.

Не была установлена лишь смертельная доза для человека. Многочисленные случаи смертельных последствий, приписываемые употреблению ЛСД, были несчастными случаями, даже самоубийствами, которые можно отнести на счет дезориентирующего состояния, возникающего при интоксикации ЛСД. Опасность ЛСД лежит не в его токсичности, а, скорее, в непредсказуемости его психических эффектов.

Так зло или благо?

ЛСД был не первым галлюциногеном, известным науке. До этого довольно активно исследовался мескалин, содержащийся в мексиканском кактусе пейотле. Действие ЛСД было практически идентичным мескалину, но в 5000-10 000 (!) раз сильнее. Именно из-за чрезвычайной силы его воздействия началось активное применение ЛСД в медицине. В основном, конечно, в психиатрии, где он часто излечивал больных шизофренией и паранойей. Вводился он и смертельно больным раком — как последнее болеутоляющее. Боль как таковую он, естественно, не прекращал, но настолько отделял сознание пациента от его же тела, что сигналы боли не достигали мозга. И очень многие подобные больные с помощью ЛСД смогли встретить смерть без страха.

Кислотный дождь для хиппи

По прошествии десятка лет, когда ЛСД наконец-то оказался в массах, началась тихая паника, быстро превратившаяся в истерику: хиппи получили вещь, приближавшую их к шаманам Латинской Америки с их колдовством и общением с богами. И, соответственно, частенько заставлявшую их пообщаться с богами лично. В смысле летального исхода.

ЛСД обвинили во всех смертных грехах и потребовали запретить. Но «кислота» (так ЛСД называли хиппи) тихим сапом расползалась по всему свету. Благодаря невероятной шумихе, поднятой вокруг нее, каждый день к поклонникам ЛСД прибавлялось еще энное количество людей. А наркобароны получили еще одну статью дохода.

Закончилось все тем, чем обычно кончаются попытки запрета чего бы то ни было: «кислота» стала настолько популярной, что ей посвящали стихи, поклонялись, как новому богу. Появился даже некий доктор, разъезжавший по Америке с лекциями, которые без малейшей натяжки можно назвать пропагандой ЛСД. Он же организовал новую церковь — имени ЛСД.

Сегодня ЛСД уступает по популярности лишь марихуане и героину. Да и то лишь потому, что стоит намного больше (сложнее синтезировать). В лечебных целях практически не применяется. Разве что ее производные, до сих пор кое-где выручающие психиатров.

В общем, вспоминается наше незабвенное: «Хотели как лучше, а получилось…»

Алексей ФЕДОРЕЕВ

Заменитель счастья

Экстази — эликсир рейверов, нелегальный препарат с 80-летней историей — стал появляться за пределами рейверских клубов. Его даже пропагандируют как лечебное средство, но насколько оно безопасно?

Все «за»…

Чем так привлекает экстази? Через полчаса после приема дозы человек чувствует себя умиротворенным, проникается сочувствием к другим, ощущает прилив энергии, все становится ясным и понятным. Марихуана расслабляет, но иногда и сбивает с толку; ЛСД отупляет; кокаин «электризует» и нервирует. Экстази не вызывает ни одного из этих немедленных побочных эффектов.

По признаниям принимающих этот наркотик, многим он помогает жить: один «лечит» с его помощью замкнутость («Я никогда не смог бы даже заговорить с теми, с кем свободно общаюсь под кайфом. Я завел такие знакомства, которых у меня без экстази никогда не могло бы быть»), другая мирится с окружающей действительностью («От одной таблетки все эти полуголые отвратительные мужчины, клубы со сломанными туалетами, ди-джеи, играющие всякое дерьмо и блюющие прямо в мусорную корзину, могут превратиться в лучшую ночь твоей жизни. Мне легко с собой и окружающим миром, и это ощущение хочется вернуть и повторить… в каждые следующие выходные «).

…и некоторые «против»

Почему же тогда с каждым годом увеличивается количество людей, очутившихся на больничной койке после приема экстази? Два самых распространенных немедленных побочных эффекта — перегрев и психологическая травма.

Когда препарат попадает в кровь, он с лазерной точностью нацеливается на те клетки мозга, которые вырабатывают серотонин, главный регулятор настроения. Клетки отдают все свои запасы серотонина, отчего кровь с риском для организма максимально насыщается этим веществом удовольствия. Тело перегревается, во время безумных танцев его температура может подняться до 42-43 градусов, что приводит к свертыванию крови и смерти.

После приема таблеток возможно развитие тяжелейших депрессий, нередки случаи тяжелого похмелья, которое любители экстази называют «ужасным вторником».

Еще один неприятный эффект связан с сексом. После таблетки у многих мужчин наблюдаются проблемы с эрекцией, зато, когда действие таблетки ослабевает, сексуальное возбуждение становится очень острым. Мужчины, принимающие экстази, почти в три раза чаще остальных позволяют себе случайный секс без презерватива.

Несмотря на то что экстази гораздо токсичнее того же мескалина, умереть можно только примерно от 14 доз чистейшего экстази, принятых одновременно. Так что не переживайте, одна таблетка не убьет вас. Сразу. Она напомнит о себе лет через двадцать склерозом или еще чем похуже. Потому что изменения мозга под воздействием экстази необратимы.

Мой блог находят по следующим фразам

ЛСД был не первым галлюциногеном.: 1 комментарий

  1. Выпуск № 70 «О наркотиках»
    Интересуюсь темой, затронутой в этом выпуске, уже несколько лет и знаком с ней не понаслышке. Сначала о неточностях.
    Во-первых, в статье про ЛСД раздел «Одержимый демоном» буквально вырван из контекста книги Альберта Хофманна «ЛСД — мой трудный ребенок». В результате смысл полностью искажается. Я читал оригинал и могу это утверждать!
    Во-вторых:
    «Не была установлена лишь смертельная доза ЛСД для человека». Это действительно так. Но считается, что она составляет приблизительно 5000 (пять тысяч) максимальных эффективных доз. Этот вывод сделан на основе опытов с животными. На человеке, естественно, такие «опыты» не ставили.
    В-третьих: «Ведь до этого не было известно ни одного психоактивного вещества, вызывающего реакцию в меньших миллиграмма (доза ЛСД-25 на три порядка меньше) количествах».
    Эффективная доза ЛСД составляет от 50 до 500 микрограмм (или от 0,05 до 0,5 миллиграмма). У вас же получается на два порядка меньше.
    В-четвертых, в статье про экстази (МДМА, Адам, Ангельская пыль) физиологическая опасность данного вещества СИЛЬНО преувеличена! И опасность эта возникает, по-видимому, действительно из-за перегрева организма. Только вот кто заставлял этих молодых людей прыгать подобно сумасшедшим обезьянам под звуки рейва безостановочно часами? Они бы еще в кастрюлю с кипятком прыгнули! Привожу здесь цитату из книги TIHKAL Александра Шульгина (именно он впервые синтезировал экстази):
    «Считается, что около пяти миллионов человек в одной только Великобритании употребляли данное вещество. Зарегистрированных смертельных случаев только пять. Я считаю, что МДМА один из самых безопасных лекарственных препаратов». И это при совершенно бесконтрольном применении! Я склонен больше верить человеку, который посвятил многие годы своей жизни изучению и практическому использованию в психотерапии (успешному, между прочим!) этого вещества, чем информации неизвестного происхождения.
    А теперь о ГЛАВНОМ:
    Разберемся с терминологией. Вещества, о которых шла речь в выпуске, обычно называют психоделическими, или просто психоделики (от греч. «психо» — душа, «делик» — расширять). Сюда относят ЛСД, псилоцибин и псилоцин (активные вещества «мексиканских» грибов), мескалин, экстази, различные триптамины и еще множество веществ синтетического и природного происхождения. Именно о проблемах, связанных с употреблением и злоупотреблением психоделическими веществами, я и хотел бы поговорить. Проблемах реальных и проблемах надуманных. А также о том, могут ли эти вещества что-нибудь дать людям и если могут, то что именно.
    Проблемы физиологические.
    Начнем с того, что большинство психоделиков вообще некорректно называть наркотиками. По той простой причине, что они не вызывают физической зависимости и, соответственно, абстиненции при отмене. Даже после продолжительного применения. А что касается зависимости психологической: дело в том, что она может возникнуть от всего, что приносит конкретному человеку положительные эмоции и моральное удовлетворение, будь то психоактивные вещества, любимая работа или бесконечные мексиканские сериалы. И тут все зависит только от самого человека, сузит ли он круг своих интересов до чего-то одного или будет разносторонне развитой личностью. А в том, что эти вещества люди пытаются использовать в качестве наркотиков, во многом виноваты сами власти, так как упорно называют их наркотиками.
    Что касается вреда здоровью. Большинство психоделиков физиологически абсолютно безвредны. Для ЛСД, псилоцибина и псилоцина это верно на 100%. И спорить с этим не берутся даже ярые противники применения любых психоактивных веществ. По поводу экстази читайте выше. Но мескалин, например, разрушает печень. Так что бывают и исключения.
    Насчет возможной передозировки. Смертельная доза для ЛСД составляет 5000 максимальных эффективных доз, для псилоцибина и псилоцина — 400-500. При этом сила действия ЛСД, псилоцибина или псилоцина не возрастает, если использовать дозы выше максимально эффективной. Так что передозировка здесь практически невозможна. Подобная ситуация характерна для большинства психоделиков. Естественно, возможны исключения.
    Теперь разберемся с проблемами психологическими. Главная проблема состоит в том, что к этим веществам нельзя относиться как к источникам получения удовольствия. При таком подходе потребление подобных препаратов чревато тем, что, в лучшем случае, никакого особого удовольствия не будет, а переживания могут быть настолько пугающими, что желания повторить не возникнет (я не имею в виду экстази). А в худшем — можно заработать себе невроз, а то и психоз на всю оставшуюся жизнь. Или погибнуть от несчастного случая. Или совершить самоубийство. Но разве можно объяснить это людям, жаждущим в жизни лишь кайфа? Вся идеология современного прозападного и проамериканского общества построена на получении этого самого удовольствия.
    А ведь психоделические вещества активно применялись практически во всех доиндустриальных культурах для лечения душевных болезней, сакральных обрядов общения с богами и духами, шаманизма. Применялись весьма успешно и считались священными и магическими. Применялись на протяжении тысячелетий!
    Вот несколько примеров.
    В Центральной Америке различные доколумбовские культуры (ацтеки, толтеки, майя) и современные племена индейцев использовали несколько различных растений с психоделическими свойствами. Наиболее известные из этих растений — кактус пейот (содержит мескалин) и священный гриб теонананкатль, или «тело бога» (содержит псилоцин и псилоцибин). Они использовались в ритуальных целях и целительстве.
    Наиболее известный южноамериканский психоделик аяхуаска, или йяге, приготавливаемый из коры лесной лианы Baristeriopsis caapi и известный в Бразилии, Перу, Эквадоре и Колумбии. Он применяется в драматических ритуалах совершеннолетия, а еще известен тем, что вызывает очищение, исцеление и видения.
    Древнеиндийская сома, занесенная в Индию арийскими кочевниками, оказала глубокое влияние на развитие религии и философии индуизма. Сто двадцать стихов «Ригведы», посвященные соме, восхваляют ее необыкновенные свойства и воздействие на почитателей: их охватывал экстаз, и они оказывались «наполовину на земле, наполовину на небе».
    В Древней Греции на протяжении примерно 2000 лет, с приблизительно 1500 года до нашей эры до четвертого века нашей эры, ежегодно праздновались Элевсинские мистерии. Заканчивались они церемонией посвящения, которая происходила ночью. Хорошо известно, что тем, кто принимал посвящение, во время заключительной церемонии подавали напиток кикеон. Есть все основания полагать, что кикеон действовал благодаря ЛСД-подобному препарату. Платон, Цицерон, многие римские императоры, такие, как Гардиан и Марк Аврелий, и много других известных античных личностей приняли это посвящение. Культурно-историческое значение Элевсинских мистерий, их влияние на античную культуру и всю европейскую историю едва ли можно переоценить.
    Активные современные исследования начинаются с момента открытия Альбертом Хофманном удивительных свойств ЛСД в 1943 году. Известный ученый-психолог Станислав Гроф проводил исследования психоделиков (в основном ЛСД) в течение тридцати лет. Тысячи людей принимали в них участие. И пришел к выводу, что психоделики — если они употребляются должным образом и под квалифицированным руководством — являются великолепным средством для психиатрии и психологии. «Я надеюсь, что в не столь отдаленном будущем эти уникальные средства будут возвращены психиатрии и психологии», «эти техники можно будет употреблять с необходимой гибкостью для безопасной и эффективной психотерапии и самоисследования», — пишет он в своей книге «Путешествие в поисках себя.»
    Химик и фармаколог Александр Шульгин много лет занимался созданием и изучением свойств психоделических препаратов. Так, например, психотерапия с использованием разработанного им МДМА (экстази) применялась для решения семейных проблем и лечения от алкоголизма. Успешно применялась! Вот цитата из его книги TIHKAL: «Было чувство, что Господь входит в твою душу, и в ней воцаряется мир. Смотришь на ближнего и чувствуешь, что любишь его. Сострадание — вы понимаете? А для супружеских пар это было просто чудо: все чувства, которые они испытывали друг к другу когда-то — понимаете? — возвращались, как будто это был их первый день после свадьбы».
    К сожалению, события, происходившие в США и странах Европы (а именно — массовое и бесконтрольное потребление психоделических средств) в 60-е годы прошлого столетия дали властям повод запретить применение этих веществ и, самое главное, дальнейшие исследования в этой области, мотивируя это их «бесперспективностью и опасностью для общества». То есть фактически объявили этим веществам войну. И это при том, что многие ученые и врачи, видя огромные перспективы применения этих веществ в прихиатрии и психологии, буквально умоляли власти разрешить продолжать исследования.
    Власти продолжают вести эту беспощадную войну по сей день, упорно называя все психоделические вещества (и любые другие психоактивные вещества, кроме, конечно, разрешенных, таких, как алкоголь, никотин, кофеин) наркотиками. Войну бессмысленную и кровопролитную, не приносящую никаких положительных результатов. Тем более что войну эту для властей осложняет тот факт, что растения, содержащие психоделические вещества, растут практически в каждом уголке планеты (кроме разве что полюсов и приполярных широт). Так ареал произрастания псилоцибиновых грибов, содержащих псилоцин и псилоцибин, — от экватора до почти полярного круга (как северного, так и южного). Один из видов вьюнка, называемый Morning Glory и растущий повсеместно на территории США, содержит в своих семенах алкалоид, близкий родственник ЛСД (тоже лизергид). Для получения эффекта, практически неотличимого от ЛСД, достаточно проглотить 5-10 небольших семян. Список можно продолжать еще очень долго, так как количество видов таких растений исчисляется сотнями.
    А может, все-таки хватит воевать? Может, стоит просто изменить свое отношение к этим веществам? И для начала перестать называть их наркотиками и тем самым подогревать интерес любителей удовольствий. И заняться изучением возможности их конструктивного использования. Может, тогда что-нибудь изменится? В лучшую сторону:
    Итак, ВЫВОД.
    Безответственное потребление психоделических да и любых психоактивных веществ может принести только вред. Огромный потенциал психоделических веществ в области лечения душевных болезней, исследований сознания и духовных практик доказан тысячелетиями успешного применения в подавляющем большинстве доиндустриальных человеческих культур, а также научными исследованиями, проведенными, в основном, в середине прошлого века.
    Почитайте работы Грофа, Шульгина и того же Хофманна. Но, видимо, современным психиатрам удобнее «лечить» психически больных людей галоперидолом и накачивать «по самые уши» транквилизаторами. А затем еще электрошоком, чтобы жизнь медом не казалась. Как вы думаете, многие вылечиваются? Посмотрите статистику.
    А властям совсем не нужны духовно развитые граждане. Потому что гораздо легче управлять послушным стадом баранов, помахивая у них перед носом пряником в виде заветных зеленых бумажек и подгоняя сзади кнутом в лице многочисленных силовых структур, и непрерывно «промывая мозги» через СМИ. И вперед, к процветанию и всеобщему счастью.
    И напоследок одна цитата.
    «Было такое растение, табак. Он был священным растением у многих народов. Его дух был силен, и он улучшал дух того, кто приходил к нему. Те, кто курили вместе табак, не могли, например, солгать друг другу. Там, где курился табак, было чисто, там обдумывались главные мысли. Им заклинали злых духов и привлекали своих. Им лечили больных. Это было растение силы. Табак не стал запретным у белого человека. Белый человек взял его у индейцев, подружился с ним, стал разводить на многих новых землях. И вот табак постепенно стал частью совсем другой истории. Не надо ее прослеживать, но легко увидеть результат. Сигареты курятся на бегу. Окурками засыпают траву. В этих сигаретах и табака-то совсем немного. Пачки, пачки, пачки, гигантские рекламные щиты с ложью и бессмыслицей, ни капли уважения, постоянные «дозы» без всякого, хотя бы секундного, просветления. Где твой дух, табак? Дух-то на месте, но быть принцессой и посудомойкой — разные роли, в разных историях». (Соколов Д.Ю. Психогенные грибы.)
    А тем, кто еще не разучился Думать, вот несколько полезных ссылок:
    Альберт Хофманн. ЛСД — мой трудный ребенок.
    http://www.high.ru/library/hofmann/my_problem_child.html
    Александр Шульгин. TIHKAL.
    http://www.high.ru/library/shulgin/tihkal.html
    Станислав Гроф. Путешествие в поисках себя.
    http://www.high.ru/library/grof/The_Adventure_of_Self-Discovery.html
    Станислав Гроф. Области человеческого бессознательного.
    http://www.astrologos.ru/AstroLogos_Library/Transp/Grof/Grof2.htm
    Теренс Маккенна. Пища Богов.
    http://www.high.ru/library/makkenna/fotg.html
    Олдос Хаксли. Двери восприятия.
    http://www.high.ru/library/huxley/Doors_of_Perception.html
    Олдос Хаксли. Ад и Рай.
    http://www.high.ru/library/huxley/Heaven_and_Hell.html
    Соколов Д. Ю. Психогенные грибы.
    Интернет-магазин «Топ-книга» (http://www.top-kniga.ru/)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.