Игрушечная эволюция: от раба до киберняни

Какая она славная, эта наша спутница детства, мечта ребенка, головная боль родителя, вожделенная цель коллекционера, кошмар дворника — игрушка. А сколько их в мире? Сказочная девочка Женя едва не поплатилась жизнью за свое скромное желание: “Хочу, чтобы все игрушки в мире были мои!” Кошмарные толпы кукол, стада плюшевых медведей, армады танков, флотилии корабликов, легионы оловянной солдатни… Откуда их взялось столько? Когда они появились? Зачем?Как дети отобрали забавы у взрослых

Если вы думаете, что история игрушек так же длинна, как история человечества, то вы заблуждаетесь. Очень-очень долго (просто ужас, как долго!) никаких игрушек у людей не было и в помине. Не играли маленькие неандертальцы маленькими плюшевыми мамонтами, а маленькие неандерталки не селили своих красавиц в пещерки со всеми удобствами. Конечно, бывает, что археологи находят в раскопках древних становищ какие-никакие фигурки, долженствующие изображать зверей и людей. И хочется воскликнуть: “Вот! Вот они, древние игрушки”. Но — увы. Археологи стоят насмерть: это предметы культа — считают они. И делались взрослыми для взрослых, дабы поклоняться и молиться им. А игрушек — нетути. Потому что взрослые правили миром без оглядки на детенышей.

Впрочем, какие там взрослые. У них двадцатилетний оболтус уже был умудренным зрелым мужем, а лет до тридцати доживали какие-нибудь супервезунчики или мудрецы. Стоило человечку научиться отличать один предмет от другого, как ему тут же приходилось отличать не картинки с грушей, яблоком и фигой, а съедобные корешки от несъедобных. Иначе ведь и помереть мог маленький первобытный. А едва приходил ему возраст, когда наше современное дите взгромождается на велосипед, несмышленому неандертальцу предлагалось уже поучаствовать в охоте на зверя — хотя бы в качестве загонщика. Нет, ничего удивительного нет в том, что не находят в древних раскопах никаких игрушек. Не было у тех ребят детства, вот и игрушек не было.

И вы даже не представляете себе, сколько веков длилась такая несправедливость!

Из пирамиды — пирамидка

Пока наконец не появились в плодородных долинах относительно богатые сообщества, где не охотились, а пахали, где не собирали корешки, а спокойно ждали урожая. Где детей уже не очень-то привлекали к труду. Тем более если это были дети тамошних VIP — фараонов каких-нибудь, царей или царедворцев. Эти Очень Важные Персоны, полагаю, думали вполне как нынешние родители: “Что ж я — своему чаду не обеспечу красивую жизнь?!” Тем более что первобытный коммунизм кончился, и никакого зверя на всех уже не делили. Так что каждый стремился создать рай на отдельном (желательно своем) участке землицы, а землицу эту получить от предка и передать, соответственно, потомку. Эти потомки и получили первые на земле игрушки. Подозреваю, что они сперва были живыми. А что, рабов хватает, отчета за них никто не потребует. Потому, видимо, нередко бывали ситуации типа: “А-а! Папа! Хочу, чтобы слоники побегали!” — “Спи, малыш, поздно уже, слоники устали”. — “Нет, пусть побегают! А-а-а!!!” — “Ну, ладно! Рота, подъем! Противогазы надеть! Бегом!” (С той только разницей, что противогазов тогда еще не было).

А потом избалованные детки пригляделись к таким замечательным вещам, как ритуальные фигурки.

Вы, наверное, неплохо представляете обряд погребения фараона? Ну, кто призабыл, напомним: ему в гробницу не клали уже убиенных прямо на его бездыханном теле жен, наложниц, друзей и коней, а ставили внутрь пирамиды сотни фигурок чиновников, женщин, солдат — чтобы на том свете было ему кем повелевать и командовать. Так и видится мне ситуация, когда маленький египтянин, присутствуя на погребении, тянет немытые ручонки к искусно слепленной фигурке солдата. Зачарованно глядит на нее, мечтая только о том, как эту бы фигурку — да в его детскую! Уж не знаю, как именно покарали бы такого любителя солдатиков за святотатство, знаю только, что в Египте детские игрушки появились. Возможно, какой-нибудь не столь смелый малыш нудил и канючил, пока взбешенный папа не пообещал заказать дворцовому столяру-гончару-портному вот точно такую же фигурку, с которой он, маленький негодяй, может делать все, что его бессмертной душе угодно!

Игрушка прочно входила в быт детей. Египетские игрушки неказисты на вид, но это, возможно, от времени: они несколько облезли (пять тысяч лет — не шутка!), а может, мы избаловались за прошедшее время. На островах Средиземноморья обнаруживают захоронения, где рядом с маленькими костями — некрупный каменный зверик — верный знак того, что зверики меховые или матерчатые тоже имели место быть в те далекие времена. Игрушек становилось больше, они были уже значительно разнообразнее.

Мода на то, чтобы детки играли специально для них сделанными предметами, распространялась по миру.

Где зарыта несправедливость

И пошло-поехало! Финикийцы были великими конъюнктурщиками древнего мира. Их купцы наладили производство и развоз игрушек типа куколки и зверушки повсюду. Особенно ценились взрослыми фигурки из стекла. И вот тут я предлагаю вам впервые взглянуть на эту несправедливость. Игрушки — они для детей. А дети делают с ними известно что: пробуют на зуб, на вкус, на разрыв, на прочность, на гладкость, на… В общем, куклы, повозки, погремушки, лошадки — они долго-то не живут. И рассчитывать на их долгую жизнь — прямое недомыслие. А финикийские игрушки были из новомодного стекла и очень дорогие. Какой-нибудь критский папаша возвращался домой навеселе и приносил в руках хрупкого дельфина или оленя, громко возвещая, что вот, купил ребенку игрушку! Но фокус-то был в том, что ребенку эту покупку в руки почти что и не давали. Дорогая потому что. “Разобьет!” — ужасалась критская мама, и олень-дельфин ставился куда-нибудь повыше или, наоборот, складывался в ларь, чтобы — не дай Зевс! — чадо не добралось.

С финикийских игрушек и пошло их неправильное использование, которое взрослые стыдливо называют “коллекционированием”. Дети могли только облизываться, глядя, как нарядные кувшинчики-арибаллы стоят на жертвенной полочке, хотя вот этот самый арибалл был лично ребенку преподнесен в подарок. Но ценность кувшинчика была слишком велика в глазах взрослых, и невинное дитя вынуждено было обходиться без своей собственной (!) игрушки, восполняя ее отсутствие глиняными черепками, которые в изобилии валялись на улицах древних Афин, древней Спарты, древнего Рима…

Рисунки на некоторых таких черепках, дошедших до нас, изображают игры и игрушки, в которые играли дети тех давних эпох. В основном это были бегалки и прыгалки, но появились в росписях и изображения кукол.

Кукольный домик

Между прочим, первые куклы были миниатюрными копиями не детей, а взрослых. Вместе с необходимыми органами, надо заметить. Не было этого ханжества, когда у пупса между ног гладенькое место.

Эллины и римляне, как это и пристало двум таким цивилизованным народам, сильно продвинули вперед игрушечную индустрию. У них были куклы не просто так себе, с вырезанной шевелюрой — маленькие красавицы щеголяли в париках из человеческих волос. А руки-ноги у них двигались ничуть не хуже, чем у современных. Большинство греческих кукол были “женщинами” — ими играли девочки. Это позволяло им находить единомышленниц — мы точно об этом знаем из надписи в одной детской могилке: девочка завещала свою коллекцию кукол подруге. А в Риме начали делать кукол-солдат из воска и глины. Так 2500 лет назад установилось различие в игрушках по полам. И правильно — дети сызмальства должны правильно сексуально ориентироваться.

А вот когда куклы стали из теток девочками — неизвестно. Видимо, сначала куклы-дети появились в дополнение к куклам-мамам и постепенно вытеснили их.

К восходу христианства греческие и римские дети играли в куклы, одевая их и мастеря мебель для кукольных домов.

Щелкунчик как представитель игрушечного царства

В своем шедевре 1560 года “Детские игры” фламандский живописец Питер Брейгель-старший изобразил детей с хула-хупами, пирогами из грязи, метанием ножиков, одеванием кукол, хождением на ходулях и игрой в бабки. У средневековых детей игрушек было немного. Потому что жизнь была тяжелая. С детства въевшаяся в память девочка Козетта, у которой не было игрушек, как на чудо смотрела на разодетую в розовый шелк куклу, стоявшую в витрине лавки. Да что ж вы хотите: французская революция — не до детей тогда было. Впрочем, время шло.

Описание игрушек, подаренных на Рождество Мари и Францу, из сказки “Щелкунчик” занимает несколько страничек и способно вызвать зависть даже у вполне современного посетителя “Детского мира”: деревянный конь с роскошной гривой, фарфоровая посуда, сахарные фигурки, хлопушки и барабан, нарядная мебель, полк оловянных солдатиков и великолепная кукла мадемуазель Клара. Впрочем, и детки далеко не столь обеспеченные, как правило, не оставались без игрушек. Даже если это и не были привозные диковинки, то все равно у ребятни были соломенные куклы с роскошными ржаными косами, глиняные свистульки, деревянные мечи, костяные бабки. И можно быть уверенными, что какая-нибудь Дуняша или Мартина любила свою соломенную красавицу ничуть не меньше, чем мадемуазель Мари — свою Клару. А может, и больше — потому что у Мари этих кукол было много. Чем богаче становился народ, чем более рос средний класс, тем больше мастеров занимались изготовлением игрушек. Дело это было прибыльным в те годы, когда жизнь была спокойной. У родителей было время позаботиться об отпрысках.

Дитя спокойного времени

Это правило годится для любой эпохи — чем спокойнее время, тем больше игрушек у детей. Когда кузнецам не нужно было ковать копья, они мастерили занятные погремушки. Когда детям не нужно было побираться по дорогам, они ладили себе соломенных куколок. Когда взрослые меньше занимались солдатским трудом, они лили много больше оловянных солдатиков. Это к чему? А к тому. Зайдите в детскую к своему малышу и посчитайте, сколько у него игрушек. Сколько плюшевых зверей, сколько машинок или куколок, сколько мячиков, картинок, корзинок, картонок и маленьких… да кого угодно, хоть динозавриков. А сколько обломков ежегодно выбрасываете вы на помойку? Смятый пластилин, оторванные руки-ноги, отломанные колесики и крылья, распотрошенные погремушки, порванные книжки, рассыпанные мозаики, растерянные конструкторы… Страшно подумать, сколько денег вгрохали вы в свое подрастающее чадо — точнее, в его забавы. А самое ужасное начинается тогда, когда реклама “подсадит” ребенка на игрушки-серии.

Зато мы делаем игрушки

Отдел изучения спроса на фабриках игрушек — важное место. Именно там прекрасные знатоки человеческих пристрастий выясняют тонкости детской психологии — стремление к новому, яркому, крупному либо мелкому, к гладкому либо пушистому. Там отлично знают, что плюшевая зверушка является для малышей символом уюта и мягкости и во сне заменяет родителя. В то же время мягкая игрушка для подростков становится объектом для объятий, прижиманий и ласк, которых неосознанно требует их психика и организм и которые они, как правило, уже не получают от родителей и еще не получают от партнеров. Таким образом, плюшевые игрушки очень различаются по ориентации, и в дорогих магазинах это очень просто отследить.

Рекламщики знают, что товар для детей — беспроигрышный вариант. Дети падки на новизну еще больше взрослых, и заставить своих родителей купить разрекламированную вещь для них — дело чести и техники. Прогнозы на будущее неутешительны — производители игрушек будут все больше и больше вводить в моду свой товар. Ребенок перестанет играть той куклой или машинкой, которая достанется ему в наследство от старшей сестры или брата, потому что она быстро выйдет из моды. Ему потребуются новинки.

И только самые маленькие малыши все так же будут радоваться погремушкам из пластмассы, как их древнеегипетские предшественники радовались глиняным шарикам, раскрашенным простенькой голубой краской.

В будущем, если мы и не станем умнее, то игрушки, которыми играют наши дети, значительно поумнеют. Через год-другой знакомые всем с детства плюшевые мишки, куклы и солдатики будут взаимодействовать с компьютерами и учиться играть в новые игры, подобранные специально для вашего ребенка. Дети будут не просто играть с машинками, но и подключать их к компьютеру, а CD-ROM будет ставить на их пути новые препятствия и создавать новые ситуации в игре. А еще дети будут сами задавать дизайн своих игрушек и совершенствовать их. Игрушки будут собирать информацию о вашем ребенке, плачет ли он, смеется ли, взволнован. В конце концов дело дойдет до того, что игрушки обретут искусственный интеллект, а няни станут пережитком прошлого.

Елена КАРЕВА

Мой блог находят по следующим фразам

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.